Главная Архив номеров N-20 ноябрь 2008 Завтра иначе, чем сегодня.
 

Авторизация



Завтра иначе, чем сегодня. Печать

А.А. ХОДУС, к.э.н.

Пять худых лет и общество потребления. Америка как алиби. Догоняющее развитие.
А.А. ХОДУС, к.э.н.

Ситуация с мировым экономическим кризисом выглядит по оценкам экспертов намного более удручающе, чем можно себе представить. Такие крупнейшие финансисты, как Уоррен Баффет, прогнозируют, что в ближайшие полгода ситуация будет только усугубляться и дна кризис достигнет только весной-летом следующего года. Падение потребления в крупнейшей экономике мира - США продолжается. Симптоматичен отказ американцев от внедорожников (объем проданных в США автомобилей в июле упал до 16-летнего минимума) и резкое сокращение количество поездок. В июне 2008 г. американские водители проехали на 12,2 млрд. миль меньше, чем в июне прошлого года. При этом спрос на бензин снизился в I полугодии 2008г. на 800 тыс. барр./сутки, что стало самым масштабным снижением за последние 26 лет. Цены на недвижимость в США и Великобритании также вернулись на 15 лет назад.

По мнению экспертов, на исправление ситуации понадобятся следующие пять лет. В этой связи, вполне ожидаемые выводы начали делать профильные ведомства западных стран, отвечающие не за экономику, а за общественную безопасность. Так глава МВД Великобритании считает, что ухудшение финансовой ситуации является долгосрочной тенденцией (до 2012-2013гг.) и будет все чаще толкать британцев на нарушение закона с целью получения материальных благ. Самый большой прирост по статистике в ближайшие годы дадут преступления, связанные с незаконной торговлей и контрабандой горючего, сигарет и алкоголя. Кроме того, ожидается и серьезный рост краж личного имущества и связанных с ними насилием против личности (к последней категории относится и рост антииммигрантских настроений). Уже в текущем году увеличение уровня преступности составит 8%, а в 2009 году этот показатель возрастет еще на 5%. С аналогичной ситуацией власти этой страны сталкивались в начале 90-х годов в эпоху предыдущей рецессии (вспомним последствия математически верно просчитанного обвала фунта Соросом). Но лукавство здесь в том, что и характер преступлений, и сроки прогнозирования говорят о том, что западные элиты закладываются не просто на рецессию (циклический спад), а на полноценный структурный кризис (в нашей стране разработкой теории кризиса системно занимаются М.Хазин, А.Кобяков).
Кризис вызовет падение уровня жизни в 1,5-2 раза (в т.ч. и в России), ликвидацию отдельных видов деятельности, отраслей экономики и приведет к новому переделу рынков. Важнейшим показателем станет доля рынка, а не его абсолютная величина, которая сократится в разы. Появится новый миропорядок с образованием 5-6 центров силы вместо одного, как сейчас.
Судя по сформулированным Д. Медведевым пяти принципам (первенство основополагающих принципов международного права, определяющих отношения между цивилизованными народами; недопустимость однополярности мира, при котором все решения принимаются одной страной; неприемлемость политики самоизоляции; защита жизни и достоинства российских граждан, «где бы они ни находились»; принцип наличия интересов нашей страны в дружественных ей регионах), политическое руководство РФ осознает открывающиеся возможности и заранее анонсирует свое видение роли России и границ дозволенного в отношении своих интересов. И если 15 лет назад не могло быть и речи о своем собственном понимании мироустройства, то сейчас ситуация в Америке освободила нас от этой болезненной скромности. Ведь любой кризис - это новые возможности и коль скоро предотвратить его мы не в силах, нужно попытаться понять в чем выигрыш.
По поводу страхов самоизоляции. Остаться в стороне нам не удастся. Хотя доля РФ в мировом ВВП составляет всего 2% - 3,2%, а у США и ЕС этот показатель равняется 17% - 18% и 23% - 25% соответственно (еще около 15% приходится на долю Китая), но около 70% ВВП России приходится на сырьевую составляющую (у США 5% - 7%), что объективно формирует экспортоориентированную экономику. А значит, наше благосостояние зависит от уровня потребления в западных странах. Это не оставляет ни малейшего шанса на победу в новой холодной войне. Да, Европа зависит почти на 30% от российских углеводородов и ограничение поставок нефти и газа будет очень серьезным ударом по европейской экономике, ведущим к затяжному спаду. Но для России это может обернуться полным экономическим коллапсом. Кроме того, потенциал роста ВВП за счет продажи сырья практически исчерпан и эта задача может быть решена только за счет увеличения количества переделов в рамках обычной индустриальной экономики (в т.ч. за счет создания госкорпораций), а также построения инновационной экономики. Не располагает к холодной войне и тот факт, что на сегодняшний день в России окончательно сложилось так называемое общество потребления. Значительная часть населения страны уже привыкла потреблять на уровне развитых государств. Этим достижением она вряд ли легко пожертвует ради борьбы за многополярный мир и прочие «надстроечные» ценности. По сути, Россия и Запад имеют равнозначные переговорные позиции, а значит, есть надежда на адекватные договоренности. Понимание этого просматривается сегодня с обеих сторон.
Победа Западного проекта в холодной войне привела к созданию однополярного мира, все преимущества которого были полностью исчерпаны к началу 2000-х годов. Поэтому, начиная уже с 2001г. (11 сентября) его стейкхолдеры осторожно нащупывают новые источники роста и сохранения своего влияния. Долгое время таким источником была повышенная инфляция. Летом прошлого года, видимо, было принято решение оздоровить финансы, т.к. и этот инструмент себя уже исчерпал и бездействие могло привести к неконтролируемому развитию событий. Специалисты считают, что кризис носит рукотворный характер хотя бы потому, что в августе в Америке (в отличие от нас) никогда ничего не происходит, т.к. все в отпусках.
Сейчас, как в игре в монополию, происходит лихорадочная консолидация всех возможных (даже неожиданных) приверженцев накануне глобальных потрясений (пока есть силы) - это и поездки К. Райс в Ливию, Д.Чейни на Украину и война в Осетии. Через полгода будет не до них. Продолжается лихорадочная реструктуризация финансовой системы, которая накопила слишком много «плохих» активов. За счет снижения ставки искусственно поддерживается ликвидность, упрощен доступ к средствам ФРС для большинства американских банков, национализированы два крупнейших ипотечных агентства. Процедура банкротства крупнейших финансовых институтов заменяется разделением их на составные части по направлениям деятельности (как это сейчас происходит с UBS) с перспективой дальнейшей продажи. Однако банкротств типа «Энрона» ожидать не приходится, современное состояние мировой финансовой системы таких катаклизмов может не пережить. Не отстает и Европа. Объем выданных в еврозоне стабилизационных кредитов, и масштаб их пролонгации, может привести к превращению евро в полноценную эмиссионную валюту. Если же в США вдруг произойдет совсем уж немыслимое - национализация крупнейшей частной лавочки - ФРС (задача, на которой сломали себе шею Линкольн и Кеннеди), то можно будет поздравить американцев с присоединением к семье цивилизованных народов, имеющих государственный ЦБ. Кризис действительно может позволить Америке всерьез заняться интересами своих граждан, а не денежных тузов. Однако, видимо, это мечты…
Пока что основной головной болью США продолжает оставаться Китай. При сопоставимых размерах ВВП и полутора трлн. золотовалютных резервов, номинированных в основном в долларах, «панда» может победить не только на олимпиаде, но и в жизни. Американский «акелла» свой промах не перенесет. Вожак в стае должен быть один. Понимая, что карты могут передернуть, Китай в 2007-2008 гг. активно реализовывал программы «сброса» долларовых активов путем приобретения на них всего, что можно купить за деньги (недвижимые активы, месторождения полезных ископаемых в Африке, технологии, товары). Показательна схема закупки авиалайнеров в Европе, при которой покупки делались в кредит, а в качестве залога выступали номинированные в долларах активы, в частности, американские казначейские обязательства (имеющие высший рейтинг надежности), которые европейские банки получат в случае невозврата кредита номинированного в евро. Китай также развивает программу повышения внутреннего спроса и через два-три года резко сократит свою зависимость от кризиса современной финансовой системы. Кто в этом году ездил в Китай подтвердит, что многие товары там уже дороже, чем в Москве, а значит сформирована значительная прослойка платежеспособных граждан. Конечно эти граждане сильнее всего пострадают от кризиса, т.к в случае масштабного падения спроса в США их уровень жизни в пока еще экпортоориентированном Китае упадет практически до нуля. Поэтому китайские товарищи так торопятся.
А что у нас? Применительно к России своеобразной попыткой объединить обе методики борьбы с надвигающимся экономическим кризисом можно считать создание госкорпораций. При всей внешней неэффективности этих новообразований это, пожалуй, единственный способ и долларовые активы утилизировать и решить стратегическую задачу построения независимой экономики (а для потенциального центра силы без этого никуда), повысив профессиональный и материальный уровень сограждан. Дело в том, что все имеющиеся частные предприятия (большие и малые) исходят из стандартов текущей бизнес-логики, а потому не могут позволить себе слишком больших горизонтов планирования и решения стратегических государственных задач. Конечно, сейчас госкорпорации выкачивают из экономики все мало-мальски значимые предпринимательские и технические кадры. Результатом становится утрата возможности для текущих инноваций в экономике. И это главная беда. С другой стороны, у специалистов данных компаний появляется шанс переждать кризис, не утратив навыков, а при неминуемой в дальнейшем реструктуризации этих монстров осуществить необходимые инновации на качественно ином уровне. Я думаю, в процессе работы госкорпораций будут ликвидированы многие соблазны в их деятельности, отстроена система взаимоотношений с бюджетом и они займут на рынках свою долю. Необходимо возрождать институт главного конструктора, отвечающего не за эффективность отдачи денег, а за производственные успехи. Растяжка главный конструктор - генеральный директор позволит с умом вкладывать деньги в НИОКРы или подготовку кадров, а не размещать их на финансовом рынке, и заниматься поиском готовых специалистов на рынке труда. Нельзя корпоративные стандарты эффективности целиком переносить в госкорпорации, призванные обеспечивать стратегические интересы государства.
Если же говорить об их эффективности с точки зрения рыночных фундаменталистов, то согласно статистическим данным доля американской экономики, которая практически полностью находится на «дотационной эмиссии» - 12-15% от ВВП (с учетом эффекта мультипликации, связанного с межотраслевыми потоками - все 30%). Это, прежде всего, касается высокотехнологичных отраслей. Т.е. у них - источник развития печатный станок, у нас - углеводороды. Механизмы первого понятны только специалистам, тогда как второй слишком нагляден. Это ключевой недостаток и повод для издевок более «продвинутых» товарищей.
С печатным станком у нас вообще беда. Экономика страдает малокровием - отсутствием денег, в противоположность американскому избыточному полнокровию. Отличительной чертой текущей «монетарно-либеральной» политики (как и в 96-98 гг.), является резкое сокращение денежной массы (якобы, для борьбы с инфляцией). В результате уровень монетизации экономики, поднявшись в 1999-2003 годах, расти перестал. И тогда, и сейчас, кризис кредитной ликвидности вызывает рост инфляции. В 90-е годы этот кризис был жестче (общий объем кредита составлял менее 10% от ВВП при норме - около 100%), чем сейчас (суммарный объем кредита в России - около 40% от ВВП), поэтому и инфляция была повыше. И если в 90-е годы нехватка кредитных ресурсов покрывалась за счет частной эмиссии денежных суррогатов (векселей), то в последние годы их недостаток компенсировался переводом части расчетов за пределы России и кредитами зарубежных банков. Иностранные кредиты, рост цен на углеводороды, приводящий к большому профициту внешнеторгового баланса, позволяет российским денежным властям поддерживать искусственно завышенный курс рубля. Последнее обстоятельство порождает целую цепочку негативных последствий для экономики России: падает доходность производства, это, в свою очередь, замедляет его рост или, даже, вызывает падение, снижается конкурентоспособность. На этом фоне наиболее привлекательными видами деятельности становится импорт и торговля, а также любые другие спекулятивные операции, которые привлекают все свободные средства.
Неадекватна и налоговая система, поощряющая финансовые спекуляции и ограничивающая реальное производство. Не удается остановить и сокращение доходов наемных работников в связи со стагнацией производящей части экономики и колоссальным ростом административных поборов, как на предпринимателей, так и на граждан (в виде ростов расходов на ЖКХ, например). Резко выросла зависимость всей отечественной финансовой системы от курсовых рисков - накопленные при высоком курсе рубля валютные долги (текущий национальный долг - более $ 400 млрд.) вряд ли могут быть возвращены, если курс рубля резко упадет. Накопленные резервы тут не могут служить гарантией, т.к. скорость роста накопленных корпоративных кредитов уже превышает скорость роста резервов, при сравнимых абсолютных значениях, а Стабилизационный фонд, например, является на самом деле не дополнением к ЗВР ЦБ, а их частью. Половина кредитов, выданных в нашей стране, имеют «западное» происхождение. Они, как правило, не идут на поддержку производства, а предназначены для получения спекулятивной прибыли, в первую очередь на рынке недвижимости и рынке потребительского кредитования. Сегодня эти рынки явно находятся в сложном состоянии, как раз из-за ограниченного уровня доходов населения. Не повышало эффективность этой работы и стремление российских банкиров любые «лишние» деньги тут же выводить за пределы страны. В результате инфляция только выросла.
Первой попыткой наших финансовых властей предпринять адекватные действия по минимизации кризиса можно считать выделение Минфином на этой неделе 180 млрд. руб. на поддержание банковской ликвидности. Ведь даже сейчас, в относительно благополучные времена ликвидность отечественной банковской системы постоянно вызывает нарекания и опасность банковского дефолта. Так, например, пик уплаты НДС сопоставим иногда с размером всех ликвидных банковских активов, а в эпоху ухода иностранных денег с рынка рассчитывать можно только на родное государство (в лице ЦБ, как кредитора последней инстанции). В Китае Минфин традиционно выступает за слабый юань, т.к. - это рост экономики и налоги, а ЦБ - против, т.к. это инфляция. Может быть в многолетней борьбе этих ведомств и скрыта причина успеха китайцев, а наших неудач - в поразительном единодушии.
Вероятная реализация шокового дефляционного сценария ставит Россию перед прямой угрозой распада. В этом случае конкурент США Китай часть ресурсов может направить на захват российских территорий - Дальний Восток и Сибирь. Допустить такой вариант нельзя ни одному из потенциальных игроков на мировой геополитической арене XXI века, поскольку противостоять Китаю в этом случае будет почти невозможно. А значит, этим участникам мировой «игры» категорически необходимо обеспечить за оставшийся срок возникновение в России национальной элиты и дать ей ресурс, за счет которого она сможет самостоятельно «отбиться» от притязаний внешних сил. Конечно, это создаст дополнительный центр силы, но, в конце концов, пять их или шесть - разница непринципиальная.
Можно считать нам опять повезло. Ведь аналогичная невозможность победы какой-либо из сторон в конфликте светской и церковной власти в средние века, например, привела к появлению в Европе гражданских свобод. В бизнесе это называется разводной пакет, когда ни одна из конфликтующих сторон не может без него добрать до контрольного и он становится нужен всем. Хотя провокации, как часть переговорного процесса, будут происходить постоянно и нужно относится к ним как к попытке перетянуть нас на свою сторону. Основной упор пойдет на «парад суверенитетов». От фактических, лишь формально независимых колоний противника будут отрываться наиболее привлекательные экономические куски. Имеющиеся на какой-то территории нефть и газ (Ливия), или важный транспортный коридор (Украина) - станут основной причиной для начала поддержки сепаратистских движений, с дальнейшим провозглашением сателлитной независимости. Искусственное дробление бывших территорий влияния при помощи политических и военных действий для ослабления противника наряду с личным усилением - это станет основной тактикой. Однако, если будем сохранять хладнокровие, то выстоим.
Необходимо отказаться от навязываемой логики, построенной на западной системе ценностей, т.к. на этом чужом поле мы битву проиграем. Следует искать источники развития во внутренних договоренностях (не надеясь на поддержку Запада) и предложить всем субъектам новую модель взаимодействия, отличную от имеющихся и учитывающую опыт совместного проживания. Может быть, это просто новые формы поддержки малого бизнеса (низовой субъективизации) или любые другие формы национального строительства в смысле привлекательности жизни здесь. В любом случае, в эпоху постиндустриализма, в дополнение к прежним мобилизационным способам догоняющего развития (госкорпорации в нашем случае) необходимо создание критической массы экономически-самодостаточных и потому политически-субъектных низовых хозяев-предпринимателей, заинтересованных в своей стране. В постиндустриальную эпоху уже невозможно игнорировать более высокую энергию личностных мотивировок мелких предпринимателей, освобождая их от избыточных налогов и бюрократии. Перспектива эмиграции для них в более благополучные страны может оказаться неприемлемой и вызвать бурю в самый неподходящий момент. А наши конкуренты по глобальному проекту пожмут плечами и скажут как всегда: «Ничего личного - только бизнес».

 
Разработка сайтов