Главная Архив номеров N-21 декабрь 2008 Малые научно-производственные предприятия: фантом или ресурс развития?
 

Авторизация



Малые научно-производственные предприятия: фантом или ресурс развития? Печать

А.Е. БОР-РАМЕНСКИЙ, д.т.н., профессор, С.А. БОР-РАМЕНСКИЙ.

Опираясь на непосредственный многолетний опыт работы, предложим на суд читателей ряд вопросов о роли малых научно-производственных предприятий (МНПП), связанных с созданием новой техники вообще и, в области разработки подводно-технических средств (ПТС), в частности. Заметим, что в судьбах этих малых предприятий, как в капле воды, отображаются многие проблемы и средних и крупных НПП.

Не занимаясь рекламой, рассмотрим пример одного из таких МНПП, существующего в С.Петербурге. А подробнее остановимся на конкретных проявлениях той «поддержки малого бизнеса», о которой нынче столько звона.
МНПП, было организовано в 1991г. специалистами, ранее работавшими над созданием космической и подводной техники. Уход в частный бизнес стал вынужденным после того, как на прежних местах работы прекратилось финансирование НИР и НИОКР. Да, не хотелось имитировать научную деятельность путем написания абстрактных отчетов и статей. Не были приняты и предложений партнеров по бывшему ранее международному научно-техническому сотрудничеству (переехать на Запад, создав там «свои» лаборатории и производства).
О первых годах существования МНПП скажем только, что опираясь на ранее накопленный его сотрудниками опыт в создании новой техники, удалось привлечь интерес к своим возможностям крупных предприятий. В частности, по выпуску продукции в интересах импортозамещения. Правда, это не были изделия ни космической, ни подводной техники. Увы, платежеспособными стали нефтепромыслы и терминалы по перевалке топлива из цистерн в накопители или в танкеры и другие транспортные средства. Были заказы и от других предприятий, руководители которых (удивительно!), - не зарились на «откаты» зарубежных поставщиков.
Всего, только в плане импортозамещения, за последние 5 лет заказчикам было передано более сотни образцов технологических систем различных видов. Их потребительские свойства были не хуже зарубежных аналогов, товарная цена на 20 % ниже и существенно ниже затраты на сервисное обслуживание. Кроме того, был разработан и изготовлен ряд электромеханических узлов нового типа, используя которые заказчики создали уникальные, не имеющие аналогов в мировой практике, технологические комплексы.
Во многом эти успехи предопределялись организацией работы ключевых кадров предприятия. Во первых, учитывалось, что принципиально новые идеи не рождаются «групповым методом». Их генерируют отдельные специалисты широкого профиля. Во вторых, для реализации плодотворной идеи нужны высоко профессиональные специалисты, но уже по различным узким направлениям науки и техники. Причем, от проекта к проекту, эти направления могут изменяться. Исходя из этого, в МНПП целесообразно иметь лишь небольшую группу штатных сотрудников-проектантов, которые закладывают основы НИР и НИОКР. А для их проработки с необходимой глубиной и объемом технической документации, в соответствии с характером проекта, можно привлекать специалистов по отдельным трудовым контрактам. Так, имея в штате МНПП всего одного доктора и двух кандидатов технических наук, в отдельных проектах привлекаются к работе и академики и доктора и другие высоко профессиональные специалисты. А это, заметим, небесполезная для них добавка к той финансовой оценке труда ученых, которая ныне имеет место.
Вначале у МНПП не было своего производства, и по разработанной в нем технической документации, изготовление изделий шло у субподрядчиков. Тем не менее, было освоено производство востребованной продукции, а именно:
- уникальные или малые партии изделий, создаваемых по ТЗ заказчиков в интересах импортозамещения или получения образцов, отсутствующих на рынке, а так же услуги по их обслуживанию;
- малые партии изделий, выпускаемых на свободный рынок, как средства «активного маркетинга», с целью привлечения внимания крупных предприятий для дальнейшего крупносерийного производства. При этом, товарной продукцией МНПП являются необходимые для этого заказчикам лицензии, патенты и техническая документация.
- отдельные детали и узлы, изготавливаемые для создания новой техники сторонними организациями и выпускаемые в обеспечение финансовой устойчивости собственных инновационных работ МНПП.
Постепенно закупались собственные станки. Появились заказчики и из оборонки. Правда, только на нелицензируемую продукцию. И казалось бы - всё хорошо. Но вот незадача! Вдруг стало выясняться, что некто «непосильным трудом» заработал, в свою «священную частную собственность» помещения разоренных КБ, НИИ, производств. «Заработал» и начал «потреблять», сдавая их в аренду. И по обеспеченным защитниками «общечеловеческих ценностей» правилам, хозяева этой недвижимости могут выгнать арендаторов с занимаемых ими площадей в течении месяца. Ведь им не важно - кто и чем на них занимается. Важно - кто больше заплатит за аренду. При таком раскладе в конкурсе двадцати мелких спекулянтов (каждому из которых для процветания нужен только стол и стул) и одним мелким, но реальным производителем, выгоднее оказывается дать дорогу спекулянтам... Вот и взятое в качестве примера МНПП за последние годы уже 5 раз переезжало с места на место. Пока у него не было своих станков, это можно было сделать достаточно быстро, не срывая сроки выполнения заказов. А теперь, имея на балансе более 40 единиц только станочного парка, бегает оно по городу, теряя не только заказчиков за срыв сроков поставки, но и само оборудование, причем не без «помощи» некоторых «охранных структур».
Вот здесь самое время обратиться к вопросу о поддержке «малого бизнеса» со стороны Государства. Сколько красивых и правильных слов об этом сказано за последние годы! Правда, наши «свободные СМИ» не часто любят обсуждать судьбу именно малых предприятий, работающих в области реальной экономики. Зато общественных организаций по их поддержке, различных Союзов, Ассоциаций, Фондов, Институтов и Аналитических центров, изучающих их проблемы, даже перечислить трудно. Причем, порой и обратиться к ним не просто. Когда упомянутое МНПП предложило одному из таких «Союзов» совместно обратить внимание Законодательного Собрания (ЗакС) Санкт-Петербурга на судьбы подобных предприятий-арендаторов, там было сказано: «сначала заплатите 20.000 руб., - потом будем что-то делать». Хотя перед этим, ознакомившись с результатами работ МНПП, восклицали: «если не помогать таким предприятиям, то кого же тогда поддерживать?»
Были обращения и в госструктуры, и в различные экспертные советы, и в администрацию особых экономических зон (ОЭЗ). Как ни странно, но единственным местом, где разговор приобрел конкретный конструктивный облик, оказалась Постоянная Комиссия ЗакСа по Экономике, Промышленности и Собственности. Однако, разработка и принятие и без того запоздалых Законов требует огромных временных затрат. А что же органы Исполнительной Власти, которые, казалось бы, должны принимать оперативные меры в защиту оставшихся очагов науки и техники? А ничего. Ноль внимания. Правда, примеры оперативной реакции некоторых госструктур есть. Совсем недавно двери одного из малых производственных предприятий заварил на 3 месяца пожарный надзор, найдя в цехе окурок. Но что было делать - не хватило у директора этого МПП «аргументов» в защиту...
Далее были переговоры в администрации ОЭЗ, где по замыслу могли бы размещаться МНПП. Там, показав форму бизнес-плана, присланную из Москвы, пояснили: «Предоставте письменные гарантии ваших потенциальных покупателей, которые через 2-3 года, после завершения ваших НИОКР по новой технике, будут стабильными заказчиками.» А 17-летний опыт поставок различной техники в учет не берется.
Такова практика. Хотя в теории, финансовых средств на поддержку малого бизнеса, выделяемого правительством Петербурга на 2008 - 2011 годы немало. На 4 года - 2 млрд.744 млн. руб. И даже есть статья «…на подготовку помещений, включая производственные... для субъектов малого предпринимательства». Возможно, дело в приоритетах. Ведь у «ВИП-ателье» и парикмахерских для собак тоже должны быть производственные помещения...
В то же время, при обращениях в различные Фонды финансовой поддержки МНПП, в том числе и получающие сами на эту поддержку средства из госбюджета, слышим слова: «сто тысяч рублей, которые вы просите, - слишком маленькая сумма, чтобы мы погасили свои издержки на оформление выдачи этих средств». Или: «передайте нам 51 % ваших акций, тогда получите кредит». Естественно, со временем прокуратура заинтересовалась вопросом: почему средства госбюджета не доходят до тех, кому они предназначены? И это касается МНПП любой отрасли промышленности. Не приходится удивляться тому, что многие из них готовы брать деньги у частных инвесторов или даже у зарубежных спонсоров.
Касаясь же возможгостей МНПП, работающих над созданием подводно-технических стедств, просто напомним, что, например, в Канаде фирма численностью 60-70 человек, не так давно поставляла на Мировой рынок подводные аппараты «Пайсис» с глубиной погружения до 2500м. Кстати, два из них купили наши океанологи. Таков сухой итог поддержки и развития отечественных производителей.
Наконец, хотелось бы предложить рекомендации «снизу», принятие которых могло бы изменить ситуацию в пользу реальной жизнеспособности МНПП в России.
1. На уровне региональных властей срочно ввести хотя бы годичный мораторий на изгнание технологичных МНПП с арендуемых помещений (если, конечно, нет возможности предоставить новые по программам инновационного развития регионов).
2. Оперативно разработать «Положение о производственной ипотеке» для МНПП и максимально быстро ввести его в действие на региональном уровне. Например в Петербурге такая мера должна быть отражена в разрабатываемом «Законе Санкт-Петербурга о государственной поддержке инновационной деятельности…»
3. Конкретизировать популярный тезис о частно-государственном партнерстве разработкой Концепции, а затем и Законодательных актов по созданию «Малых частно-государственных предприятий - МЧГП» научно-производственной направленности. Они могут быть эффективны.
При этом необходимо учесть опыт «Малых государственных предприятий - МГП», существовавших в начале 90-х годов. МЧГП также должны быть на «хозрасчете». Только оценкой их деятельности должны заниматься не чиновники, как это было у МГП. Уже тогда среди них, находились любители получения «откатов» в различной форме. Объективной оценкой эффективности МЧГП должен быть реально созданный ими продукт.
В Заключение заметим следующее. Для анализа, корректировок и дополнений этих и других предложений можно, конечно, привлечь всю армаду существующих аналитических, консалтинговых, исследовательских и т.п. структур. Можно, если они, работая локтями, не будут мешать друг другу в борьбе за госзаказ на эту работу. Но можно привлечь к ней и сами МНПП, которые по опыту знают, что им нужно. И компенсацией их труда будут не деньги из госбюджета, а реальная законодательная поддержка их работы.
 
Разработка сайтов