Главная Архив номеров N-21 декабрь 2008 НУЖНА ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА Ряд вопросов к военной реформе на примере военно-научного комплекса ВМФ.
 

Авторизация



НУЖНА ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА Ряд вопросов к военной реформе на примере военно-научного комплекса ВМФ. Печать

В.Т. Мартыненко,
президент Фонда поддержки программ возрождения отечественного флота «Морской фонд», доктор военных наук, профессор, контр-адмирал в отставке.
В.Н. Пархоменко,
ведущий научный сотрудник ФГУ «1 ЦНИИ Минобороны России», доктор технических наук, профессор капитан 1 ранга в отставке (более 10 лет являлся заместителем начальника 1 ЦНИИ).
А.А. Кривуля,
старший научный сотрудник ФГУ «1 ЦНИИ Минобороны России», доктор технических наук, капитан 1 ранга в отставке.

В жизни страны Военно-Морской Флот всегда занимал одну из ключевых позиций. Это определяется географическим положением Российской Федерации, ролью морских стратегических ядерных сил в стратегическом сдерживании, необходимостью отстаивать экономические и политические интересы в различных регионах мира, задачами обеспечения безопасности судоходства и разработки шельфа, а также необходимостью поддержания боевой готовности для отражения возможных военных угроз нашей территории с морских направлений.

Со временем меняются военно-политические условия и возможности нашей страны, обновляется вооружение и военная техника. Вооруженные Силы должны адекватно реагировать на требования времени, иногда эволюционно, а иногда и путем кардинального реформирования. Это естественный системный процесс, который должен быть направлен на повышение профессионализма, боевой готовности, мобильности и эффективности Вооруженных Сил, их соответствие возможным угрозам.
В ближайшие годы планируется очередное реформирование ВС РФ, осуществляется переход на контрактное формирование, меняется структура управления, ведется создание нового вооружения, а также планируется большое сокращение офицерских должностей.
Очевидно, что такие масштабные изменения не могут проводиться без должного обоснования.
В системе Министерства обороны функционирует система научно-исследовательских институтов (НИИ МО РФ). Они обосновывают перспективы развития вооружения и военной техники, исходя из прогноза потребностей, определяют пути повышения эффективности вооружения в современных условиях, занимаются совершенствованием эксплуатации и технического обеспечения. В периоды реформ на НИИ МО РФ ложится дополнительная нагрузка и повышенная ответственность.
Охватить в одной статье последствия реформирования не только для Вооруженных Сил, но даже для ВМФ, достаточно сложно. В связи с чем мы остановимся на проблемах НИИ ВМФ, как на одном из наиболее важных элементов флота, то есть на тех вопросах, в которых мы профессионально разбираемся.
Наш опыт службы на флоте и многие десятилетия работы в НИИ ВМФ, в том числе на руководящих должностях, позволяют комплексно и системно оценить сложившуюся ситуацию и спрогнозировать последствия. К сожалению, эти оценки и прогнозы весьма тревожные, что побудило нас написать эту статью и попытаться вместе с другими экспертами - авторами и читателями «Оборонного заказа» - ответить на ряд вопросов.
На первый вопрос - в чем созидательный эффект от реформ? - мы не смогли найти корректный ответ. Во всяком случае, опираясь на доступную информацию о планах реформирования. Складывается впечатление, что реформы опять могут ограничиться очередным сокращением.
По понятным причинам наиболее острые проблемы возникают в результате предлагаемого поэтапного сокращения офицерского состава Вооруженных Сил на 150-200 тысяч человек. Остается до конца не понятно, как обоснованы такие масштабы сокращений? Сегодня эта волна дошла и до научно-исследовательских институтов ВМФ. И здесь, на конкретном примере, становится очевидным, что в части НИИ ВМФ вопросы реформирования вообще никак не обосновывались. Иначе мы в числе первых владели бы соответствующей информацией.
Поскольку ее нет, остается строить предположения. Попробуем оценить причины и последствия данного реформирования.
За счет чего в армейских и флотских частях Вооруженных Сил планируется сокращение офицерских должностей? Во-первых, за счет вакантных должностей. Во-вторых, за счет сокращения частей кадра и отказ от мобилизационной основы Вооруженных Сил. В-третьих, за счет создания мощной сержантской прослойки контрактников. И, наконец, за счет реформирования системы управления, устранения целых уровней управления, ликвидации дивизий и переход на бригадную систему.
Объективно, ни один из этих механизмов сокращения не относится к научно-исследовательским институтам ВМФ. В чем же основной ресурс и смысл сокращения офицерских должностей НИИ ВМФ? Может быть речь идет об избыточном соотношении офицеров к гражданским научным сотрудникам?
Но, нет. Еще совсем недавно - в начале текущего года - Минобороны России определило соответствующие рекомендуемые соотношения, к которым необходимо прийти по итогам реформирования. Доля офицерских должностей в НИИ ВМФ уже сегодня находится на нижней границе рекомендованного тогда диапазона.
Логично было бы предположить, что новое сокращение постигнет НИИ в наименьшей степени, тем более если вспомнить известную фразу: «в мирное время воюют институты». Но нет. По новым оценкам институтам предложено сократить военнослужащих более чем в 5 раз!
Любому человеку ясно, что такие сокращения неминуемо приводят к фундаментальным структурным преобразованиям и качественному изменению целевого предназначения и функций НИИ ВМФ. Каким должно быть новое качество - непонятно. А это значит, что наиболее вероятна полная утрата дееспособности институтов.
Допустим, преобразования НИИ ВМФ назрели. Тогда надо определить цели реформирования, новый облик военно-научного комплекса ВМФ и конкретные функции институтов. И лишь на основе этого обосновать их структуру и численность, в частности, масштабы сокращений.
Но ничего подобного не происходило и не происходит. Перед самими НИИ ВМФ такие задачи не ставились, а органам военного управления сегодня, похоже, не до этого. Неужели при планировании реформ в масштабах Минобороны России о военно-научном комплексе просто забыли?
Оказывается, нет. Как нам стало известно, при расчете лимитов сокращений, о НИО ВМФ вспомнили, выделив им по «остаточному принципу» наименьшее количество оставляемых должностей. То есть, судя по всей доступной информации, решение о численности офицерского состава НИИ принималось путем арифметических преобразований над спущенными сверху лимитами. Отчасти можно понять руководителей, которые стараются сохранить органы и структуры, занятые решением текущих задач, и сбои в которых уже завтра отразятся на боеготовности флота. Проблемы НИИ, занятых преимущественно перспективой, негативно отразятся на боевой эффективности ВМФ через год-два, а наиболее масштабно - через 5-10 лет. Отвечать за это будет некому. Скажут: «так уж получилось...»
Второй вопрос, на который пока также нет ясного ответа, - это сроки сокращения. 14 октября Министр обороны Анатолий Сердюков на пресс-конференции после завершения работы Коллегии Министерства обороны РФ заявил, что уменьшение офицерского состава будет проводиться поэтапно до 2012 года (ранее планировалось до 2016 года). Однако сегодня поступают сведения о готовящихся директивных указаниях, где в основном эти мероприятия планируют завершить уже в 2009 году.
Начиная с конца 80-х годов прошлого века НИИ ВМФ периодически подвергались различным преобразованиям. За последние 20 лет они были подвергнуты трем масштабным реорганизациям: в 1988-1998 годах проведено многократное сокращение, в 1999 году они прошли стадию интеграции, а в 2006-2007 годах реорганизованы из федеральных государственных унитарных предприятий в форму федеральных государственных учреждений (ФГУ). Можно по-разному относиться к этим действиям, но каждому из них предшествовал длительный период подготовки. Так, решение о реорганизации институтов в форму ФГУ было принято Правительством РФ еще в 2003 году.
Одним из результатов непрерывного «совершенствования» научно-исследовательских институтов явилось снижение качества выполнения НИР и проведения военно-научного сопровождения, что в определенной степени уже проявилось в недостатках, выявленных при испытаниях кораблей, их комплексов оружия и вооружения.
Научно-исследовательские институты - это учреждения с достаточно сложной системой внутреннего функционирования и внешнего взаимодействия. Оргструктура институтов отрабатывается на практике в течение длительного периода. При этом она адаптируется к системе органов военного управления, к номенклатуре и составу вооружения и военной техники, к кооперации предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Под эту структуру выстраиваются научные школы, система военно-научного сопровождения, схема подготовки научных кадров и замещения должностей в процессе служебного продвижения и профессионального роста.
В результате даже всесторонне обоснованные и востребованные преобразования НИИ необходимо проводить постепенно, не нарушая преемственность и не теряя научный потенциал.
Однако на практике сегодня все планируется иначе. Зачем нужна такая поспешность? Может быть, в военной науке назрел «кризис перепроизводства» и дальше нельзя тянуть ни минуты? Но, нет. Еще совсем недавно прежний Министр обороны Сергей Иванов заявлял, что численность Вооруженных Сил уже приведена к требуемому уровню и военнослужащие с облегчением узнали, что военная реформа в части сокращений наконец-то завершена. Может быть, в ближайшее время нашу страну ожидают кардинальные изменения? Опять - нет. Президент РФ Дмитрий Медведев в своем послании Федеральному собранию отметил, что в стране реализуются планы долгосрочного развития. Не исключено, что такая оперативность проведения реформ связана с чьим-то желанием не дать реформируемым опомниться. Хотелось бы верить, что это не так.
Имея большой опыт научной работы, понимая масштабность принимаемых решений и обладая чувством ответственности за будущее ВМФ, мы вынуждены попытаться ответить на следующие вопросы: к чему это может привести, и что нужно сделать, чтобы сократить ущерб от данных преобразований?
Одно из основных предназначений НИИ ВМФ - это формирование требований к вооружению и военной технике, оценка их реализуемости, контроль и взаимодействие с предприятиями ОПК в ходе создания первых и серийных образцов, разработка боевых и эксплуатационных документов.
Для осуществления своего предназначения институты комплектуются преимущественно офицерами, склонными к научной деятельности и обладающими опытом службы на флоте, опытом эксплуатации и применения кораблей, их оружия, вооружения и технических средств. Офицерский состав - это основная действующая часть коллектива институтов. Они руководят научными исследованиями, являются ответственными исполнителями большинства НИР, участвуют в испытаниях вооружения, осуществляют военно-научное сопровождение. Благодаря опыту службы они могут квалифицированно отстаивать интересы ВМФ, оценивать связь тактико-технических характеристик и боевой эффективности, обеспечивать удобство эксплуатации техники.
Ранее, закончив службу в НИИ в офицерских должностях с полной выслугой, многие оставались в этих же институтах гражданскими сотрудниками. Военные пенсионеры - это мощный интеллектуальный ресурс институтов. Например, в ФГУ «1 ЦНИИ Минобороны России» более половины докторов и кандидатов наук - военные пенсионеры. Однако средний возраст этой категории сотрудников за последние годы существенно подрос.
Сейчас очень мало увольняемых офицеров изъявляют желание остаться в институте. Во-первых, вынужденно увольняясь в 45-50 лет, имеют еще возможность и силы заняться новым делом, во-вторых, квалифицированные офицеры НИИ ВМФ после увольнения пользуются большим спросом на предприятиях ОПК, предлагающих им достаточно высокие оклады, и, наконец, в-третьих, оклады гражданских сотрудников НИИ МО РФ являются абсолютно неконкурентными на рынке труда.
Еще одним кадровым ресурсом НИИ ВМФ считаются гражданские сотрудники - выпускники профильных технических ВУЗов. Но в реальности приток этих специалистов в институты практически прекратился, опять же вследствие низкого уровня оплаты труда. Например, за последние 10 лет в ФГУ «1 ЦНИИ Минобороны России» не удалось принять на работу ни одного молодого специалиста-выпускника профильных гражданских технических ВУЗов. Осуществляемый переход на новую систему оплаты труда при нынешних темпах инфляции принципиально не изменит ситуацию.
Особенностью кадровых проблем НИИ ВМФ является то, что квалифицированного сотрудника невозможно получить со стороны в готовом виде. Он может иметь лишь хорошую базовую подготовку, а знания и опыт специфической научной работы можно получить только проработав 3-5 лет в институте, решая задачи военно-научных исследований и осуществляя взаимодействие с предприятиями ОПК. Научный потенциал институтов не является арифметическим сложением собранных воедино коллективов - он выращивается в течение длительного периода.
За прошедшие десятилетия в НИИ ВМФ между тремя указанными категориями специалистов сложился определенный баланс. Но ключевую роль в нем играет именно офицерский состав. В последние годы в институтах появились и способные молодые офицеры (в 90-е годы многие из них увольнялись через 2-3 года), которые намерены связать свою службу с научными исследованиями и уже успели себя положительно проявить на этом поприще. Это позволяло с осторожным оптимизма смотреть на будущее развитие институтов.
Сегодня молодых офицеров, решивших посвятить свою жизнь службе Родине, отдавших этой службе уже 10-15 лет, этих будущих военных ученых предложено в течение года уволить. Не совсем понятно как это соответствует призывам Президента РФ содействовать приходу молодых одарённых людей в фундаментальную и прикладную науку и ускорить формирование сильных государственных и частных центров разработки новых технологий? И как на эти планы повлияют естественные человеческие чувства, которые мы испытываем, глядя как увольняют перспективных молодых офицеров, то настроение, с которым они сегодня еще ходят на службу, и та обида, которую они будут носить в душе?
По-видимому, возникнут вопросы с соблюдением при увольнении положений законов РФ «Об обороне», «О статусе военнослужащих», «О воинской обязанности и военной службе».
Тем не менее, на один кадровый вопрос еще необходимо найти ответ: откуда впоследствии будут браться квалифицированные военные ученые, которым предстоит руководить военной наукой, если не будет в достаточном количестве офицерских должностей научных сотрудников?
Основным аргументом в пользу планируемых сокращений является тезис о возможности замещения офицеров гражданскими сотрудниками. Предполагается, что многие офицеры могут остаться на своих должностях после увольнения из Вооруженных Сил и продолжать гражданскими служащими выполнять те же функциональные обязанности.
Для реализации данных планов надо положительно ответить на четыре вопроса:
1. Будут ли введены дополнительные гражданские должности взамен сокращаемых офицерских должностей?
2. Останутся ли увольняемые офицеры на этих должностях при сопоставимом уровне зарплаты?
3. Смогут ли они выполнять весь объем предыдущих функциональных обязанностей?
4. Найдутся ли сотрудники, которые будут выполнять эти обязанности, когда оставшиеся в институтах на гражданских должностях офицеры уйдут на заслуженный отдых?
Об открытии гражданских должностей на момент передачи статьи в редакцию ничего не было известно. Но опыт предыдущих сокращений говорит о том, что если такие должности и будут введены, то в существенно меньшем количестве.
Вопрос о переходе офицеров после увольнения на гражданские должности является ключевым. И сегодня нет каких-либо аргументов, чтобы ответить на него положительно. При этом достаточно обоснований для отрицательного ответа.
Во-первых, как указано выше, практика последних лет показывает, что увольняемые офицеры НИИ ВМФ достаточно редко остаются в институтах. Во-вторых, офицерские должности, уже переведенные два года назад в НИИ ВМФ на гражданский штат, являются наиболее проблемными. На некоторые из них за этот период так и не удалось взять на работу ни одного человека (несмотря на то, что это ключевые должности). В-третьих, офицерский состав просто обижен проводимой реформой, что не способствует желанию остаться в организации, из которой досрочно уволили с воинской службы. И, наконец, в-четвертых, приходится повторяться - оклады гражданских научных сотрудников и руководителей научных подразделений НИИ МО РФ являются полностью неконкурентоспособными на рынке труда. Как указано выше, переход на новую систему оплаты труда принципиально не меняет эту ситуацию. Данные выводы подтверждаются общим настроем офицерского состава институтов.
Справедливости ради, надо отметить, что есть военные ученые, которые не видят себя за пределами института и будут работать тут при любых условиях. Но эти единичные примеры не смогут сохранить всю систему и, в большинстве случаев, касаются специалистов старшего возрастного диапазона.
Отвечая на вопрос, смогут ли гражданские сотрудники выполнять весь объем функциональных обязанностей по офицерским должностям, необходимо начать с возрастных параметров. Средний возраст гражданских специалистов НИИ ВМФ составляет свыше 55-60 лет. При всем уважении к этим заслуженным людям, следует отметить, что даже в условиях кабинетной деятельности работоспособность 35-45-летних специалистов выше. Но работа сотрудников военных НИИ не всегда протекает в тиши кабинетов - это постоянные поездки на предприятия промышленности для осуществления военно-научного сопровождения, участия в совещаниях и работы с проектной документацией, частые дальние и длительные командировки для участия в испытаниях, на строящиеся и эксплуатируемые корабли, взаимодействие с органами военного управления и т.п. В сложившемся балансе указанных выше категорий сотрудников НИИ ВМФ эта деятельность осуществляется преимущественно офицерским составом.
Можно возразить, что со временем при соответствующем материальном обеспечении в институты придут молодые гражданские специалисты из профильных ВУЗов и смогут принять на себя основной груз этих обязанностей. Но, во-первых, даже если это состоится, то на 5-10 лет образуется кадровый «провал». Во-вторых, без соответствующего военного образования и опыта службы эти специалисты не смогут с должным профессионализмом исполнять свои обязанности. И, в-третьих, в сложившихся условиях массовый приход таких сотрудников в НИИ ВМФ не ожидается (в первую очередь из-за низких окладов).
В результате мы сразу ответили и на четвертый вопрос. Даже если большую часть офицеров удастся оставить гражданскими сотрудниками, данная система будет не жизнеспособна, так как адекватная замена специалистов с военным образованием и опытом службы не будет обеспечена.
То же относится и к оставшимся офицерским должностям. Сегодня на должности руководителей научных подразделений назначаются, как правило, дипломированные ученые, с опытом военно-научного сопровождения и научной работы в институте по профилю деятельности. В соответствии с предлагаемой схемой полностью исключается подготовка военнослужащих, как ученых, за ними остаются лишь административные функции. В ближайшие годы это будет компенсироваться прежним опытомличного состава. Однако в последующем отсутствие у всех руководящих работников опыта научной работы и военно-научного сопровождения приведет к негативным последствиям.
Говоря о возможных последствиях, необходимо отметить, что в прежние годы и предприятия промышленности, и органы Минобороны являлись государственными структурами. Тогда НИИ Минобороны представляли собой элемент единой системы с многократным резервированием. При этом, ведомственных подходов (противопоставления интересов ВМФ и промышленности при строительстве флота) не удавалось избежать даже во времена советской, так называемой командно-административной системы. В условиях такого противостояния, для успешного отстаивания интересов ВМФ нужна убедительная аргументация, которая может быть получена только на базе научных исследований, проводимых флотскими учеными. Другими словами, для квалифицированного оппонирования доводам промышленности ВМФ должен располагать своей военно-научной базой, проводящей исследования на соответствующем уровне.
Уместно вспомнить меры поддержки НИИ, принимаемые выдающимися деятелями Министром обороны Д.Ф.Устиновым и Главнокомандующим ВМФ С.Г.Горшковым. В частности, для сохранения научных кадров офицерам со степенями кандидатов и докторов наук был увеличен срок службы, а также присваивались воинские звания на ступень выше занимаемой должности. Это способствовало повышению уровня исследований и известному развитию системы вооружения нашей страны.
Сегодня, в условиях рыночной экономики, предприятия ОПК - это акционерные общества, основной целью которых является максимизация прибыли. Такая система должна основываться на балансе интересов государства и бизнеса. В этой системе именно НИИ МО РФ, сопоставляя производственно-технологические возможности предприятий ОПК со знанием потребностей Вооруженных Сил, специфики вооружения и военной техники в аспекте процессов и стадий ее создания, отстаивают государственные интересы обеспечения военной безопасности.
Применительно к кораблестроению необходимо добавить, что корабль создается предприятиями различных отраслей промышленности. Ранее координацией этой деятельности могли заниматься промышленные министерства, Госплан и партийные органы. Сегодня вся ответственность лежит на Министерстве обороны, как заказчике. Основную функцию по координации деятельности предприятий разных отраслей в интересах создания корабля, как единой военно-технической системы, осуществляет ФГУ «1 ЦНИИ Минобороны России». Создание в ОПК интегрированных структур пока проводится по ведомственному принципу и не решает указанной задачи.
Таким образом, в современных условиях роль НИИ ВМФ повышается, а последствия утраты их дееспособности, даже в отдельных направлениях, могут в перспективе иметь масштабные негативные результаты.
Рассмотрев возможные отрицательные последствия реформирования, необходимо высказать ряд конкретных предложений по сохранению и развитию дееспособности НИИ ВМФ.
Первое предложение очевидно: реформирование должно быть осознанным, обоснованным. Излишняя поспешность очень опасна. Такие масштабные преобразования должны основываться на экспертно проработанной концепции и подробном плане реформирования. Период перевода институтов на новые принципы построения и комплектования, по нашему мнению, не может быть меньше 5 лет.
Второе: перенос приоритетов в кадровой политике на гражданских сотрудников требует существенного увеличения уровня заработной платы. При этом, с одной стороны, ее уровень по занимаемой гражданской должности увольняемых офицеров не может быть ниже уровня денежного довольствия и иных обязательных выплат на момент увольнения из Вооруженных Сил, а с другой стороны, заработная плата на первичных научных должностях должна быть конкурентоспособной среди выпускников ведущих ВУЗов. Наибольшие проблемы в отношении молодых специалистов могут возникнуть в НИИ, расположенных на удалении от крупных научно-промышленных центров.
Без широкого привлечения уже с 2009 года в НИО ВМФ молодых специалистов, закончивших профильные гражданские ВУЗы, невозможно говорить о жизнеспособности военно-научного комплекса в новых условиях даже в ближайшей перспективе.
Третье: в отношении офицерских должностей необходимо отметить, что они обеспечивают сохранение оргструктуры институтов и направлений деятельности. Для обеспечения самой возможности профессиональной подготовки офицеров на руководящие должности (с уровня научно-исследовательского отдела) необходимо сохранить должности научных сотрудников разных категорий в количестве, превышающем численность руководящих должностей.
Более детальные рекомендации можно выработать, понимая идеологию и цели реформирования военно-научного комплекса.
В заключение нельзя не остановиться на вопросах предлагаемой интеграции военно-научных и военно-образовательных организаций ВМФ.
Мировой и отечественный опыт показывает необходимость соблюдения определенного баланса интеграции и специализации. Для разных структур в разных условиях этот баланс различен. Например, за рубежом в последние десятилетия преобразования в промышленности проводились под флагом интеграции. Сегодня и отечественный ОПК движется в этом направлении. В сфере образования квалифицированные, многосторонне развитые выпускники являются прерогативой крупных институтов, академий и университетов, имеющих многолетние традиции, современную лабораторную базу, профессорско-преподавательский состав высокого уровня.
В научной деятельности укрупнение не всегда полезно. Имеется масса примеров эффективной работы небольших специализированных научных лабораторий. Главное в этой области - не масштаб организации, а ее соответствие решаемым задачам. Следует иметь в виду, что даже дублирование одних и тех же исследований разными научными организациями и коллективами в отдельных случаях не только допустимо, но даже целесообразно.
Сегодняшняя логика построения НИИ ВМФ основывается на двух уровнях задач:
- уровень образцов вооружения, военной техники и корабля, как военно-технической системы;
- уровень задач ВМФ, как вида Вооруженных Сил.
По каждому из уровней действует специализированный НИИ.
Отдельно стоят ФГУП «ГНИНГИ Минобороны России» и ФГУ «40 ГНИИ Минобороны России», решающие задачи межведомственного уровня.
Искусственное слияние учебных и научных учреждений ничего общего с интеграцией образовательной и научной деятельности не имеет.
В качестве варианта дальнейшей интеграции может рассматриваться создание двух объединений научных организаций, занятых военно-теоретическими исследованиями под руководством Главного штаба ВМФ и осуществляющих военно-технические исследования под руководством Заместителя Главнокомандующего ВМФ по вооружению.
Кроме того, необходимо отметить, что в научной области, помимо объединения организаций, имеется много эффективных способов координации исследований, которые следует умело использовать. Недостаточно, на наш взгляд, проработаны и вопросы финансирования предлагаемых преобразований.
Завершить данную статью хочется известным выводом о том, что главным элементом НИИ ВМФ являются не здания институтов, не лабораторная база, и даже не совокупность методического аппарата, научных архивов и библиотек. Главным элементом, дающим жизнь всем остальным составляющим, являются научные коллективы. И об этом необходимо помнить, принимая соответствующие решения. Предложенное же реформирование, вызывающее недоумение и тревогу, разрушит научные коллективы, приведет к социальной напряженности среди офицерского состава и ученых, едва ли обеспечив при этом повышение качества научных исследований. В последствии это негативно отразится на развитии ВМФ и обороноспособности страны.

 
Разработка сайтов