Главная Архив номеров N-19 июль 2008 Военно-Морской Флот России - океанский или флот прилежащих морей, с авианосцами или без них?
 

Авторизация



Военно-Морской Флот России - океанский или флот прилежащих морей, с авианосцами или без них? Печать

Адмирал В.Н. Поникаровский, профессор; капитан 1 ранга/о В.И. Поленин, д.в.н., профессор.

1. Преамбула
Основами сбалансированного развития флота являются направленность внешней политики, взгляд на флот как на инструмент ее проведения и особенности географического положения, главным образом, доступность свободного выхода в Мировой океан и наличие транспортных коммуникаций в океане.

Страны атлантизма1 характеризуют экспансия во внешней политике, свободный выход в Мировой океан и наличие в нем транспортных коммуникаций. За последние 50 лет мировые ядерные государства выступали непосредственно в роли агрессора: США - в 32 войнах и вооруженных конфликтах, Великобритания - в 42, Франция - в 282 . Все эти войны и конфликты происходили далеко за пределами стран-метрополий, с применением ВМС, а также сил и средств, доставляемых морем. В пределах досягаемости высокоточных средств поражения ВМС США (на удалении до 500 км) сосредоточено 80% экономического потенциала и средств управления стран мира. Направленность «Морской стратегии для XXI века» США не оставляет сомнений относительно ее агрессивной сущности: «Целью ВМС является воздействие, непосредственное и решительное, на события на берегу со стороны моря - в любом месте и в любое время».
Все упомянутые государства являются приморскими, со свободным выходом в Мировой океан. Для них Мировой океан служит географической средой, относительно которой они создают политические блоки и строят экономику, хозяйственную деятельность, и они сильнее зависят от военно-морских сил. Базовые принципы геополитики этих государств исторически основаны на идеях атлантизма3 .
Россия в основе своей - мирное, озабоченное только отражением возможной агрессии, континентальное государство, не имеющее свободного доступа в Мировой океан и транспортных коммуникаций в океане, и с этой мыслью нужно смириться.
«Зеркальный», симметричный паритет России с государствами атлантизма невозможен.
Вместе с тем, согласно «Основам политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности до 2010 года», основными задачами ВМФ являются «защита интересов Российской Федерации в Мировом океане военными методами… своевременное наращивание сил и средств в районах Мирового океана»4 .
2. Оценка значимости флота. Все повторяется
Обратимся к истории вопроса оценки значимости флота для России. Ниже приводится фрагмент документа (выделен шрифтом) столетней давности, который свидетельствует о том, что все повторяется, все известно в подлунном мире5 :
«Оценивая существующее положение нашего флота, необходимо признать своевременным вопрос о том, должна ли Россия иметь флот или же она может от него отказаться, так как в первом случае является совершенно необходимым решительно приступить к усиленной строительной деятельности, во втором - столь же решительно приступить к разгрузке государственного бюджета от бесцельной ежегодной траты на содержание флота, неспособного к выполнению какой бы то ни было боевой задачи…
Мотивами к отказу от создания флота для России могут служить лишь два положения:
1) Признание России исключительно сухопутным государством, не имеющим интересов на море и морские границы которого не требуют защиты.
2) Признание финансового состояния России в столь неудовлетворительном состоянии, что о создании боеспособного флота не может быть и речи.
Признать Россию исключительно сухопутным государством не представляется никакой возможности. Необходимость наличия флота и невозможность защиты государства одной армией настолько очевидны, что говорить об этом не приходится и, таким образом, остается лишь вопрос о финансовом состоянии России.
Не входя в рассмотрение этого вопроса по существу, следует иметь в виду, что наши затраты на вооруженную силу относительно ниже таковых остальных великих держав и, если признана будет необходимость наличия флота для России, то нет и не может быть такого препятствия, которое в состоянии было бы помешать созданию его. Это обстоятельство необходимо поставить в основание всех соображений при создании средств обороны государства.
Итак, приведем те основные положения, на которых необходимо базироваться при создании флота:
1) Для защиты отечественных берегов и интересов России на море России необходим боеспособный флот.
Единственное обеспечение насущных интересов государства заключается в создании флота настолько сильного, чтобы он мог воспрепятствовать каким бы то ни было операциям противника, дать ему бой и одержать победу.
Материальные и интеллектуальные силы Империи допускают создание такого флота без особо чувствительного обременения народа, а оборона государственных границ и интересов настоятельно требуют создания его.
5) Наличие такого оружия морской самозащиты России является лучшим средством для избежания таких нарушений ее интересов и чести, которые могли бы привести к неизбежности войны, столь пагубной для процветания государства. Наличие такого флота даст народу сознание в силе государства, которое увеличит предприимчивость и обусловит успех культурного развития.
6) Вследствие этого признается необходимым обеспечить создание в возможно скором времени Российского флота настолько сильного, чтобы он представлялся бы грозным противником, а равно и желанным союзником, даже для могущественнейшей морской державы.
7) Для того, чтобы этому насущному и неотложному мероприятию дать твердую законную почву, признается совершенно необходимым определить законодательным актом численность боевого флота и крайний срок, в который она должна быть достигнута, а также установить порядок замены устаревших судов новыми».
Будем исходить из того, что эти положения вполне заслуживают их признания и сегодня, спустя сто лет…
3. Цель статьи и средство ее достижения
Известно, что вопрос со строительством авианосцев для ВМФ России решен положительно. Однако еще не раскрылись в полной мере карманы государственной казны, еще поток финансирования не приобрел характер безумных по масштабам и необратимых затрат.
Еще есть возможность привлечь к этому вопросу внимание руководства государства, ВМФ и науки.
Еще есть возможность предотвратить катастрофу.
Non troppo tardi! Еще не поздно!..

Данная статья не имеет характер изложения результатов значительных научных изысканий. Она опирается главным образом на два литературных источника - монографию А.В. Панова «Морская сила России» [1] и «Военно-морская идея России» [2], в которой опубликованы мнения по проблеме «Каким быть флоту России» выдающихся деятелей России и Флота за всю историю его строительства и применения.
Многие фрагменты данной статьи являются прямым изложением текстов этих публикаций, с надлежащими ссылками. Но это не значит, что статья идеологически лишь повторяет положения своих литературных прототипов. Выводы статьи самостоятельны и оригинальны. Ссылки на эти и другие литературные источники даны в сносках в конце страниц.
Целью статьи является обоснование целесообразности отказа от традиционных для нас амбиций превращения Россию в океанскую державу, строительства океанского флота и создания авианосцев как главного атрибута океанского флота. Целью статьи является обоснование целесообразности строительства ВМФ России как флота внутреннего моря, с опорой на береговую и подводную инфраструктуру вооружения. Однако в итоге оказывается справедливым и вывод о целесообразности строительства авианосцев как атрибута военно-политического авторитета России в мире.
Как представляется, чтобы достичь этих целей, использования материалов упомянутых литературных источников и привлечения лишь качественных рассуждений вполне достаточно. Вместе с тем, всегда найдутся противники этого тезиса, которые считают главным аргументом количественное обоснование. Однако известное официальное решение как по строительству океанского флота, так и по созданию авианосцев, состоялось на основе именно такого, количественного обоснования.
И что же? Чисто качественный анализ, приводимый в данной статье, приводит к выводу о нецелесообразности этого решения. Дело в том, что знание и логичное применение немногих принципов с лихвой возмещает недостаток привлечения многих количественных данных - эта известная сентенция подчеркивает превосходство логики над количественным расчетом при решении задач высшей стратегии, к которым относится поиск ответов на поставленные вопросы.
Как сказал великий Клаузевиц, «В основе военных действий лежит разум».
4. Исторический миф о России как великой морской державе
Когда в положениях «Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года» читаешь, что «исторически Россия - ведущая морская держава, исходя из ее пространственных и геофизических особенностей, места и роли в глобальных и региональных международных отношениях», то возникает сомнение в правильности этого положения, имеющего скорее патриотический смысл. И в этом вопросе хочется опереться на авторитет выдающегося государственного и военно-морского деятеля - Главнокомандующего ВМФ Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова, который в фундаментальном труде «Морская мощь государства» высказал противоположную точку зрения о том, что наше государство - великая континентальная держава мира. Свидетельством этому является то обстоятельство, что самые блестящие победы Россия одерживала на сухопутных театрах, а самые страшные удары получала с морских направлений6 .
Различная оценка геополитических условий является основной причиной того, что актуальный вопрос «Какой флот нам нужен?» по сей день имеет неоднозначные ответы.
В XVIII-XIX веках для решения проблемы выхода России к морям было осуществлено строительство многочисленного флота. Однако решив проблему прилежащих - Балтийского и Черного морей, Россия не сумела создать устойчивой основы для обеспечения защиты экономической деятельности в наиболее используемых внешних морях (например, Средиземном, Северном), не говоря уже о Мировом океане. Если военно-морские силы Запада защищали экономические интересы своих стран в Океане на постоянной основе, то наш флот осуществлял подобную деятельность от случая к случаю. Содержать же большой флот для эпизодического решения задач защиты своих интересов в Океане Россия позволить себе не могла.
Еще в XIII веке и в первой половине ХIХ века русский флот, благодаря государственному к нему отношению и способности эскадр локализовать господство в районе своего пребывания, «одерживал победу за победой над более сильным противником»7 . Русские адмиралы Ф.Ф. Ушаков и Д.Н. Сенявин, М.П. Лазарев, другие выдающиеся моряки проявили свой флотоводческий талант, показав себя искусными флотоводцами, многократно одерживая победы над превосходящим противником, своими трудами и подвигами обеспечив выход России в прилежащие моря и укрепление ее морского могущества.
Однако отсутствие необходимости и возможности создания и развития большого океанского флота неизбежно приводит к реальному созданию флота внутреннего моря, слабого относительно океанских флотов стран Запада. Это подтверждается самой историей Российского флота. Со времен Ушакова, Сенявина и Лазарева флот России не выполнил ни одной стратегически важной задачи и не одержал ни одной победы мировой значимости. «Единственным светлым «пятном» этого (XIX) столетия… является победа эскадры под руководством адмирала П.С. Нахимова над турецким флотом при Синопе»8 . Однако эта победа русской эскадры спровоцировала вход в Черное море англо-французского флота, чем обусловила поражение России в Крымской войне, потерю и Севастополя, и Крыма, и Черного моря, с их возвращением за счет унизительного для России договора о передаче Карса Турции.
Прав профессор Н.Л. Кладо: «Возвеличивая Синоп, мы пришли к Цусиме». А Цусимская трагедия, вновь связанная с потерей флота, обусловила экономическое и политическое поражение России в Первой мировой войне. Не зря по итогам анализа Цусимской трагедии офицеры Морского Императорского Генерального штаба выбрали в качестве девиза: «Знание и открытое мужество мысли».
Трагедии случались и на сухопутных театрах, но самые большие неудачи России были связаны с флотом.
Эта традиция сохранилась и в первой половине ХХ века. Отсутствие экономических связей с заморскими странами, сопровождаемое слабой экономикой и сугубо оборонительной политикой молодой советской власти, привели к созданию «малого флота», который в Великой Отечественной войне действовал в интересах сухопутной армии, не будучи способным выполнять крупные самостоятельные операции.
В послевоенный период главным фактором, определившим необходимый облик ВМФ, стало создание ракетно-ядерного оружия. Оборонительная политика СССР поставила перед флотом две приоритетные задачи: разрушения, в ходе ракетно-ядерной войны, объектов на территории США и стран НАТО и противодействия их морскому ракетно-ядерному потенциалу. Для этих целей был построен многочисленный, достаточно мощный, для противостояния США и НАТО, но несбалансированный флот, который выполнял свои задачи с большим напряжением сил и вряд ли был бы эффективным в случае неядерной войны.
Этот флот был океанским лишь частично, с осуществлением «океанских» функций с позиций рейдерства.
Так что назвать Россию великой морской державой за всю историю существования ее флота можно лишь с большой натяжкой.
5. Учет ограничений по возможностям
Триста лет Россия боролась за окружающие моря и эпизодически - за выход в Океан, ставя снова и снова философский вопрос «Каким быть флоту?», но до сих пор нет единого мнения относительно концепции развития ВМФ. А новые геополитические условия, проявившиеся в географическом сужении располагаемых пространств прилежащих морей и побережья, а также в ослаблении военно-экономического потенциала России, придали этому вопросу форму гротеска.
Это значит, что уже не может ставиться вопрос о создании флота, способного противостоять на равных ВМС потенциального противника, флота, способного к соизмеримым нанесению ущерба, отражению агрессии и сохранению собственной боевой устойчивости.
Это значит, что может ставиться лишь минимальная задача, состоящая в создании флота, обеспечивающего, хотя и несоизмеримые, но максимально достижимые нанесение ущерба, отражение агрессии и сохранение собственной боевой устойчивости в условиях жестких бюджетных ограничений и военно-промышленных возможностей.
Это значит, что даже если бы Россия имела географически нестесненный, неограниченный выход в Океан, подобно США, странам НАТО и Японии, то о создании океанского флота, соизмеримого с ВМС этих стран, не могло бы быть и речи. По крайней мере, в обозримый исторический период.
Не подлежит сомнению, что без учета каких бы то ни было ограничений флот следовало бы строить и океанским, и авианосным. Но следует помнить, что уже ныне в океанских стратегических районах и морских зонах, в соответствии с концепцией «флот против берега», прилегающих к территории России, «на постоянной основе развернуты в море в высокой степени боевой готовности силы ВМС США, стран НАТО и их союзников: 12 ПЛАРБ, 3-4 АУГ, десятки АПЛ - носителей КРМБ «Томагавк»9 , «…в море постоянно патрулируют 120-140 иностранных боевых кораблей, 20 из них находятся в районах, обеспечивающих применение авиации и крылатых ракет по территориям РФ, где сосредоточено 65-70% военно-промышленного потенциала страны»10 .
Даже если бы России удалось создать ВМФ, равноценный флотам стран «атлантизма», все равно в целом он оказался бы слабее своего противника, поскольку был бы разделен между флотами и практически не способен к объединению усилий: «Разобщенность корабельного состава между четырьмя практически изолированными друг от друга морскими театрами является историческим «проклятьем» отечественного флота»11 .
Страны Запада, жизненно важные интересы которых осуществляются с помощью ВМС, в открытом для их развертывания и применения Океане, не могут обойтись без авианосцев, поскольку основная миссия этих кораблей состоит в организации военной мощи в отдаленных от метрополии районах.
И что же? «Великобритания и Франция… обсуждают возможность давать друг другу в аренду гордость своих флотов - авианосцы, строительство и эксплуатация которых отдельно ни французам, ни англичанам больше, очевидно, не по зубам… Ведь строительство одного лишь авианосца обходится примерно в 4 миллиарда евро»12 .
Им - «не по зубам»! А нам? С учетом нашего военно-технического состояния и финансово-экономических возможностей (в 2004-2005 гг. военные бюджеты России и США соотносились как 1:25-27)13 , и это с учетом доли бюджета ВМС 28,6% в военном бюджете США14 , разве можем мы рассчитывать на серьезные успехи в выполнении этой задачи? Очевидно, что не можем.
Как же представить наилучший облик флота России с учетом указанных выше ограничений, то есть минимальной постановки задачи и полной бесперспективности состязания на равных с флотами Запада? Исходя из принципа системности, этот вопрос должен ставиться шире: как представить наилучший облик всей морской и береговой (континентальной) системы отражения агрессии, обеспечения военной безопасности континентальной страны от угроз с морских и океанских направлений?
Понятно, что этот вопрос может и должен решаться с учетом военно-географических условий.
6. Океанские интересы и географические особенности
Россия - «…ведущая морская держава, исходя из ее пространственных и геофизических особенностей»15 - слишком сильно сказано.
Количество омывающих страну морей и протяженность береговой линии - еще не показатели16 . Морской компонент определяется наличием удобных выходов в Океан, независимо от состояния войны и мира с соседями, наличием торгово-экономического флота, морских портов, судостроительных заводов, промышленно-экономических связей с заморскими странами. Ничего этого у России не было, нет, и в обозримом будущем не будет.
Наши обжитые моря: Черное, Балтийское, Охотское, Каспийское - являются сугубо внутренними, что накладывает определенные ограничения на развитие морской деятельности. Еще большие ограничения - климатические - присущи морям арктического бассейна.
Среди тридцати «мировых портов» с грузооборотом более 50 млн. т в год российских нет. Среди пятидесяти портов с годовым грузооборотом от 20 до 50 млн. т в год только один российский - Новороссийск. Для сравнения, только в США функционирует 360 океанских портов, куда ежегодно совершается около 51 тыс. заходов свыше 7 500 судов крупного и среднего тоннажа.
В основе своей Россия - континентальная держава, и с этой мыслью нужно смириться. Как континентальная страна, Россия испытывает зависимость от хозяйственной деятельности в Океане в гораздо меньшей степени, чем страны Запада.
Не было и нет у нашей страны необходимости выполнять и военные задачи вдали от своего побережья. Это положение отражено в выступлении министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова на совещании членов правительства, руководящего состава Министерства обороны и Военно-Морского Флота в октябре 1955 г. в Севастополе: «…Противник зависит от морских перевозок… Авианосцы в ближайшее время строить не нужно. Наше стратегическое положение иное по сравнению с вероятным противником, для которого авианосцы являются насущной потребностью…»17 .
В концепции строительства флота следовать по пути США создания океанского флота - это симметрия, недопустимая для континентальной страны точно так же, как для США неприемлема концепция создания и применения наших континентальных сил. Следует вести политику военного строительства и применения сил флота, выгодно используя возможности асимметрии, предоставляемые особенностями геостратегического положения России, с учетом жестких бюджетных ограничений и военно-промышленных возможностей.

Приятно тешить себя геополитической идеей «Военно-Морской Флот России по своему составу, боевым возможностям, инфраструктуре обязан гарантировать стране стратегическую устойчивость на океанских направлениях,… обеспечивать процесс формирования выгодной государству военно-политической обстановки в удаленных регионах планеты»18 .
Увы! Флот нашей страны никогда не защищал океанские коммуникации по причине их отсутствия. В силу недоступности вод открытого Океана для сил ВМФ в военное время, от мысли о флоте постоянного обеспечения морской деятельности России в Мировом океане следует раз и навсегда отказаться. С учетом допустимой минимальной постановки задачи, ВМФ России должен быть способным выполнять задачи по обеспечению экономической деятельности страны в Мировом океане только в мирное время и настолько, насколько эта деятельность там существует. Поэтому и для защиты экономической деятельности России в Мировом океане, и для противостояния терроризму и пиратству достаточно иметь силы мирного времени.
7. Рейдерский флот как условие выхода в океан
На Западе ВМС считаются гарантом экономического процветания государства, и именно флоту принадлежит решающая роль в вооруженной борьбе, а завоевание господства на море является главным условием победы. Западное военно-морское искусство считает завоевание господства на море аксиомой, а основой для завоевания такого господства в оперативно важных районах Океана, вдали от берегов метрополии, являются мобильные авианосные силы.
Флот России не мог и не может быть равным количественно или качественно флоту Запада, не мог и не может ныне и в будущем рассчитывать на безусловно успешные выход в открытый океан и действия в нем на постоянной основе в течение длительного времени, и поэтому в океане потенциально обречен на поражение. В таких условиях, вслед за Германией, в России была выработана теория несимметричного строительства ВМФ, которая основной акцент сделала на создание рейдерского флота.
Первоначально понятия рейдерства и рейдерского флота применялись лишь для действий на коммуникациях противника19 . Германский асимметричный рейдерский флот - легендарный «Бисмарк» и немецкие «волчьи стаи», создавались для действий именно на коммуникациях противника.
В широком понимании этого термина, основой рейдерства являются действия отдельных кораблей в открытом море в отрыве от своих баз и сил, без боевого обеспечения и завоевания господства в районе выполнения задачи. Успех рейдерства обусловлен боевой устойчивостью и обеспечивается скрытностью, мобильностью, ударными и оборонительными возможностями рейдера. Положительная сторона рейдерства заключается в том, что ценой отказа от завоевания господства на море, создание необходимой мобильной ударной мощи достигается применением отдельных рейдеров, то есть при относительно малых затратах. Наличие рейдеров в составе сил флота является признаком асимметрии его строительства и применения.
СССР шел проторенным путем рейдерской войны20 . С позиций рейдерства действовали как советские атомные ракетные подводные лодки, развертываемые в океан для нанесения стратегического ядерного удара по объектам на территории противника («флот против берега»), так и оперативные эскадры и многоцелевые атомные подводные лодки - для борьбы с ВМС противника («флот против флота»).
Рейдерство сопряжено с высокой степенью риска неудачи в достижении цели действий. Одиночные рейдеры в водах, контролируемых силами противника, при малейшем нарушении условий скрытности или необеспеченности при выполнении своих задач, обречены. Печальная судьба «Бисмарка», неудачный исход подводной войны Дёница в Атлантике, досадные обнаружения советских подводных лодок на противолодочных рубежах при развертывании в океан, провал попытки применения подводных лодок в период Карибского кризиса, действия оперативных эскадр во внешних водах как сил «одного залпа»21 - тому примеры.
Теория рейдерства в истории ни разу не достигла поставленной цели. Вместе с тем, исторически и в силу военно-географических условий, если действия сил флота России в Океане были или будут возможны, то они были и могут быть только рейдерскими.
Становление рейдерского атомного подводного флота СССР обусловило мероприятия США и НАТО по формированию глубокоэшелонированной системы дальнего гидроакустического обнаружения как на противолодочных рубежах (система SOSUS и др.), так и на кораблях и судах (по программе TASS, TACTASS, STASS, SURTASS).
Это усугубило трудную судьбу подводных рейдеров. В военное время развертывание сил в Мировой океан через систему узкостей и проливов, глубокоэшелонированных противолодочных рубежей, а затем длительные действия без устойчивого обеспечения, являются проблематичными. А заблаговременное развертывание сил в океан в мирное время требует либо недостижимо больших нарядов и изнуряющего оперативного напряжения сил флотов, либо не располагаемой нами передовой системы базирования.
Асимметричный рейдерский флот России, вполне логичный в прошлом, вряд ли эффективен на длительную перспективу. Так же, как за всю историю страны атлантизма ни разу не сумели успешно вторгнуться в глубь континента России, точно так же и Россия никогда не имела значительных шансов успешно вторгаться на «чужое поле» - в Океан.
Расчет на вывод в Океан, как скрытный - подводных лодок, так и с позиции силы - авианосных соединений и оперативных эскадр, является необоснованной авантюрой и обречен на неудачу. Господствующий в многочисленных публикациях вывод о том, что «… создание атомного подводного флота и тяжелых авианесущих и атомных крейсеров создало условия для России равноправно с морскими державами бороться за Мировой океан»22 , является ошибочным.
Эпоха эффективности океанского рейдерского флота уходит в прошлое. Необходимо смириться с мыслью о возможности строительства только флота внутреннего моря и его действий только в прилежащих морях, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
8. Главная функция флота внутреннего моря. Место побережья и авианосцев
«Флот России снова стал прибрежным…»23 . По контексту здесь имеются в виду одновременно два аспекта - и слабым военно-технически, и слабым как утративший океанский статус. Со вторым согласиться нельзя: флот внутреннего моря - не значит «слабый флот».
Главной функцией флота внутреннего моря является функция защиты страны от агрессии с океанских и морских направлений. Эта функция органична, традиционна для отечественного ВМФ и должна определять его облик.
Контроль над внутренними морями - жизненно важная задача России, а целостность морских путей к побережью континента и каботажных сообщений вдоль побережья является одним из важных условий геополитики континентального государства.
Роль флота внутреннего моря здесь исключительна, и первейшая его обязанность - завоевание господства. «Наиболее полным и обеспеченным на все время войны видом господства на море является такой, который достигается путем полного уничтожения неприятельской морской силы»24 . И эта задача в прилежащих морях для флота России как континентального государства выполнима.
Завоевание и удержание устойчивого, длительного господства в прилежащем море - на порядок более доступная задача по сравнению с задачей завоевания господства при действиях в Океане. Для этого флот внутреннего моря тоже должен быть сбалансированным и в прилежащих морях должен быть сильнее потенциального агрессора.
Здесь главная проблема ВМФ и всей морской и береговой (континентальной) системы отражения агрессии, обеспечения военной безопасности от угроз с морских и океанских направлений состоит в том, что районы предельного положения рубежа нанесения ракетно-авиационного удара ВМС противника постепенно отодвигаются от нашего побережья и располагаются теперь за пределами ближней морской зоны - зоны возможного активного противодействия силами ВМФ. Это - Норвежское, Северное, Средиземное, Японское моря, моря Северного Ледовитого океана и обширная северо-западная часть Тихого океана. И маршруты ударных крылатых ракет и авиации противника будут при этом располагаться в основном над континентом, т.е. вне наблюдаемости и возможности воздействия силами ВМФ. Уж так получается, что значительная доля задачи отражения агрессии с морских и океанских направлений в части ПРО, ПВО и ПДО неотвратимо, неминуемо ложится на континентальные вооруженные силы России.
Таким образом, прилежащие моря, охваченные своим побережьем, во всех аспектах отражения агрессии целесообразно ориентировать на построение морской оборонительной системы, опирающейся на континент, на сочетание корабельного мобильного флота с морской подводной и береговой стационарной оборонительной инфраструктурой.
Вот как отмечал особенность предназначения флота России как континентального государства профессор Н.Л. Кладо: «…нам надо крепко помнить, что только для обеспечения мощи армии и существует флот... И вот тогда, когда мы поставим себе идеалом Великого Петра, в котором сухопутный военный крепко слился с моряком, только тогда дело у нас пойдет на лад»25 .
Что касается прилежащих морей России, то их главной военно-географической характеристикой является близость любого района акватории к своему побережью.
Исходя из этого, имеют место две особенности.
Во-первых, авианосцы и ракетные корабли, основной функцией которых является доставка своих средств в район ведения боевых действий, в прилежащих морях необходимы минимально: эти средства могут быть доставлены и с побережья, охватывающего прилежащее море, безо всякого маневра мобильными морскими силами.
Во-вторых, такие крупные корабли, как авианосцы и ракетные корабли, являются главными и досягаемыми объектами поражения для сил потенциального противника, и в таких условиях требуют значительных, очевидно непомерных для флота, усилий по всем видам их обеспечения. Вклад авианосца своей палубной авиацией и ракетного корабля боекомплектом ракет будет несоразмерно меньше потребления ими необходимых видов обеспечения с привлечением многочисленных разнородных сил и средств и чрезмерным напряжением флота.
«Время жизни российского военного флота в открытом море в случае настоящей войны исчисляется минутами»26 . Если опираться на эту точку зрения, то время жизни авианосца будет еще более коротким. За крупными кораблями постоянно осуществляется наблюдение силами потенциального противника, развернутыми в передовую зону, в готовности к нанесению удара как по объектам первоочередного удара.
С учетом невысокой боевой устойчивости авианосцев в закрытых морях и их архиважной значимости как флагманов флота, боевая потеря которых равносильна поражению, недопустимо достижение целей отражения агрессии ставить в зависимость от боевой устойчивости всего лишь одного-двух кораблей этих типов на каждом из МТВД.
Строительство и применение авианосцев России с точки зрения выполнения задач вооруженной борьбы и отражения агрессии с морских направлений нецелесообразно. Морскую мощь флота внутреннего моря России проще, дешевле и надежнее организовать с опорой на побережье и акваторию прилежащих морей.
Все это в равной мере относится и к крупным ракетным кораблям: «Класс ракетных крейсеров является по существу отмирающим в отечественном флоте… тактическое назначение которых не вполне ясно, а боевая устойчивость без прикрытия с воздуха палубной авиацией явно недостаточна»27 .
Побережье России можно рассматривать как пространственно распределенную и охватывающую акваторию прилежащих морей палубу громадных авианосца и ракетного корабля одновременно. Береговая инфраструктура позволяет проще, дешевле и надежнее решить задачи обеспечения боевой мощи и боевой устойчивости авиации и ракетных противокорабельных, противолодочных и минно-заградительных комплексов континентального базирования. Создание эффективной подводной инфраструктуры облегчается близостью районов и мелководностью прилежащих морей.
Странам «Sea Power», ВМС которых вынуждены действовать на значительном удалении от баз метрополии, и не снились выгоды, которые географически свойственны Российскому флоту внутреннего моря вследствие его окружения родными, дружественными берегами на дальностях современных ракетных комплексов, ракетоносной, штурмовой и истребительной авиации. Не использовать их, ориентироваться на западные ориентиры строительства океанского флота во главе с крупными кораблями недопустимо.
Океанский флот - это несбыточная мечта, как и мечта России стать океанской державой. Необходимо решительно отказаться от традиционных российских заблуждений в отношении флота и строить его как флот внутреннего моря, с опорой на береговую и подводную инфраструктуру.
Совместно с береговой и подводной инфраструктурой флот внутреннего моря образует необходимую и достаточную оборонительную морскую систему.
Поскольку ВМС США отказались от океанской стратегии и концепции «передовых рубежей» в пользу стратегии «флот против берега» и объявили театром стратегических операций прибрежную зону, они отчетливо понимают, что для сохранения высокой эффективности этой стратегии против континентального противника необходимо полное господство под водой. Подводная среда становится главной ареной борьбы ВМФ с силами агрессора. При этом наибольшая угроза и одновременно наибольшая внезапность агрессии исходит из подводной среды.
Здесь России, владелице прилежащих морей, нельзя упустить исторический шанс, состоящий в колоссальном превосходстве над потенциальном противником в возможностях создания подводной системы противодействия деятельности потенциального противника вблизи своего побережья.
В прилежащих морях флот обязан выполнить задачу отражения агрессии с морских и океанских направлений в полной мере.
9. Военно-политический аспект. Целесообразный облик флота
Когда обсуждаешь тему по авианосцам как с компетентными специалистами, так и с дилетантами, каждый раз финал обсуждения заканчивается признанием, что, дескать, с одной стороны вроде бы все и правильно, но с другой стороны…
Все правильно. Нужно только еще правильно понять и доступно объяснить то, что у нас на душе.
Это объяснение представляется следующим.
В странах как западной цивилизации, так и «третьего мира», сложился устойчивый стереотип современного атомного авианосца как главной единицы не только мощи, но и авторитета военно-морских сил.
Строя флот «правильно», сбалансированно, подчиняя его задаче вооруженной борьбы и отражения агрессии с морских направлений, Россия решает только военную сторону проблемы обеспечения национальной безопасности.
Системный взгляд заставляет смотреть на эту проблему и с другой, политической стороны, поскольку флот является эффективным орудием в проведении внешней политики. Эту точку зрения полностью разделял П.А. Столыпин: «Всякая мировая держава не может не участвовать в мировой политике, не может не участвовать в политических комбинациях и отказаться от права голоса в разрешении мировых событий. Флот есть рычаг для осуществления этого права, это атрибут великой державы».
Построив мощный современный атомный авианосец, не уступающий западным аналогам, Россия в глазах населения и военно-политического руководства всех стран мира приобретет военно-политический авторитет морской державы. И пусть авианосец будет практически бесполезен в военном отношении, а его содержание - накладным, но каждый его выход в море и океан, демонстрация впечатляющих возможностей и Военно-морского флага России станет политическим событием, пробуждая чувство гордости и патриотизма в своем народе, чувство уважения и признания - в народах других стран.
Кроме того, авианосец целесообразно иметь и в составе океанских сил мирного времени для обеспечения безопасности российского судоходства от актов вооруженной агрессии, терроризма и пиратства.
Вопрос о строительстве авианосцев обычно сопровождается дополнительными вопросами об их облике и численности. Исходя из вывода о невысокой военной значимости авианосцев, и с учетом возможностей страны, желательно решать эти вопросы по принципу «качеством получше да числом поменьше». Пусть авианосцев будет всего один-два (в военном отношении их невысокая значимость оправдывает отсутствие резерва), но пусть они будут лучшими в мире. И чтобы содержание значительной группировки авианосцев не пустило в трубу бюджет ВМФ.
Есть еще один аспект облика и численности авианосцев. А что если завтра у России появятся друзья-союзники вдали от своих берегов и стратегически значимые океанские коммуникации? По примеру Кубы и Колумбии? Или: а вдруг мы завтра завоюем проливы, отделяющие наши моря от океана? Опыт США в отношении выполнения заморских задач с применением авианосцев и создания группировки океанских сил с авианосцами в их основе в этих случаях очевидно становится путеводным и необходимым.
Однако поздно будет строить океанские корабли и авианосцы, когда такие условия появятся. Все это должно создаваться заблаговременно и на постоянной основе.
А если не появятся? Этот вопрос неразрешим без четко сформулированных геополитической воли, геополитических целей и прогноза. Насколько нам доступно, этот прогноз мы можем основывать только на принципе: как было - так и будет. А история России не содержит устойчивых примеров появления ни заморских друзей, ни проливов, ни океанских коммуникаций, оправдывающих строительство океанского авианосного флота «на всякий случай». Таким образом, оснований для строительства океанского флота «на всякий случай» нет.
Обеспечение же государственной безопасности, ориентированное на оборону под прикрытием ракетно-ядерного зонтика и флота прилежащих морей, на такие аргументы не опирается и потенциально является устойчивым.
Таким образом, целесообразно создание свойственной континентальной стране единой морской боевой (оборонительной) системы как сочетание:
- мобильных сил флота внутреннего моря;
- береговой ракетной комплексной противокорабельной ударной, противолодочной и минно-заградительной системы дистанционного минирования;
- разведывательно-ударной подводной роботизированной боевой системы;
- береговой (континентальной) системы ПРО, ПВО и ПДО.
Каким должен быть флот внутреннего моря в составе морской оборонительной системы в отношении его облика, состава и численности - вопрос, решаемый не с позиций «прибрежного» флота, а с позиций сбалансированного, сильного флота внутреннего моря, флота, способного надежно выполнять задачу завоевания господства в прилежащих морях и отражения агрессии с морских и океанских направлений. Важно также помнить об обладании Россией уникального задела по новым эффективным средствам, которые приобрели смысл национальных проектов, например, по экранопланам и подводным суперкавитирующим ракетам.
Кроме того, при условии создания такой системы и наличия дополнительных средств, возможно желательно в составе сил флота иметь и современный атомный авианосец, причем не как основной ударный и оборонительный компонент, а как главный атрибут военно-политического решения задачи обеспечения национальной безопасности, символ мощи и авторитета Военно-Морского Флота и России. Современный атомный авианосец, лучший в мире!
Таковы главные выводы по теме, обозначенной заголовком настоящего анализа.
И обсуждая проблему облика флота, следует помнить о времени, которое неумолимо осложняет наше положение по мере промедления принятия и осуществления решений. Вот образец делового патриотического отношения к этому вопросу28 : «Я уверен, что всякая заминка в деле флота будет для него гибельной… Господа, в деле воссоздания нашего морского могущества, нашей морской мощи может быть только один лозунг, один пароль, и этот пароль - «вперед!».

«И, ради памяти всех погибших под Андреевским флагом и прославивших его, возрождать флот надо, на сей раз, на верных основаниях» [2, с. 547].
Авторы данной публикации не считают высказанные точки зрения истиной в последней инстанции, а аргументы исчерпывающими. Но есть стремление выразить озабоченность исходом предстоящего решения обсуждаемой проблемы и поделиться своими соображениями, возможно способствуя тем самым организации дискуссии.
Литература
1. Панов А.В. Морская сила России//Энциклопедия военной истории. - М.: Изд-во «Эксмо», 2005. - 448 с.
2. Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского флота //Российский военный сборник, выпуск 11. - М.: Военный университет, Общественный совет «300 лет Российскому флоту», «Русский путь». 1997. - 577 с.
1 Панов А.В. Морская сила России// Энциклопедия военной истории. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 13-45.
2 Эволюция взглядов ведущих стран мира на роль и место военно-морских сил в обеспечении национальных интересов в Мировом океане /Половинкин В.Н., Пыж В.В., Рузанкин А.Д. – «Можайск-Терра», 2002. – С. 37.
3 Панов А.В. Морская сила России//Энциклопедия военной истории. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 13-45.
4 Барабанов М.С. Современное состояние и перспективы развития российского флота // Доклад Российского представительства Центра оборонной информации. – М.: июнь 2006. - 64 с. – С. 6.
5 Закон об императорском российском флоте и программа усиленного судостроения. – СПб.: 1911// [2]: Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского флота. – С. 219-238.
6 Панов А.В. Морская сила России// Энциклопедия военной истории. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 10.
7 Смирнов М.И. Краткий очерк влияния морской силы на историю государства Российского. – Морской журнал, № 100 (4), 1936 // [2]: Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского флота. – С. 359-386.
8 Эволюция взглядов ведущих стран мира на роль и место военно-морских сил в обеспечении национальных интересов в Мировом океане /Половинкин В.Н., Пыж В.В., Рузанкин А.Д. – «Можайск-Терра», 2002. – С. 37.
9 Капитанец И.М. Флот в войнах шестого поколения. – М.: «Вече», 2003.
10 Пранц В.А. Геополитика: ее роль и влияние на строительство и применение ВМФ России. – Военная мысль, № 6, 2004. С. 2-10.
11 Барабанов М.С. Современное состояние и перспективы развития Российского флота // Доклад Российского представительства Центра оборонной информации. – М.: июнь 2006. – 64 с. – С. 48.
12 Воробьёв В. Авианесущий кооператив// «Российская газета», № 105П (4662), 19.05. 2008.
13 Калабеков И.Г. Российские реформы в цифрах и фактах (справочное издание). – М.: РУСАКИ, 2007. – 288 с. – С. 219.
14 Капитанец И.М. Флот в войнах шестого поколения. – М.: «Вече», 2003.
15 Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года.
16 Панов А.В. Морская сила России // Энциклопедия военной истории. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 11.
17 Морской сборник. 1992, № 7, с. 3-4.
18 Пранц В.А. Геополитика: ее роль и влияние на строительство и применение ВМФ России. – Военная мысль, № 6, 2004. С. 2-10.
19 Военно-морской словарь. – М.: Воениздат, 1990. – С. 368.
20 Панов А.В. Морская сила России // Энциклопедия военной истории. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 278.
21 Панов А.В. Морская сила России // Энциклопедия военной истории. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 285.
22 Капитанец И.М. Битва за Мировой океан. – М.: «Вече», 2002. – С. 158.
23 Адмирал флота И. Капитанец. Уроки и выводы. К 100-летию Цусимы. – Морской сборник, № 10, 2005. С.22
24 Жерве Б.Б. О задачах военно-морской силы // [2]: Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского флота. – С. 426.
25 Кладо Н.Л. Значение флота в ряду военных средств государства. – Ораниенбаум: Издание офицерской стрелковой школы, 1910 г. // [2]: Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского флота. – С. 33-74.
26 Грек А. «Неавианосцы». - «Популярная механика», № 6 (68), июнь 2008 г. - С. 96-100.
27 Барабанов М.С. Современное состояние и перспективы развития Российского флота // Доклад Российского представительства Центра оборонной информации. – М.: июнь 2006. - 64 с. – С. 31.
28 Столыпин П.А. Нам нужна великая Россия...: Полн. собр. речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906-1911г.г. – М.: Мол. гвардия, 1991 // [2]: Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского флота. – С. 349-358.

 
Разработка сайтов