Главная Архив номеров N-26 март 2010 «Стратегия национальной безопасности России» и реальная безопасность энергетических объектов в условиях рыночной экономики.
 

Авторизация



«Стратегия национальной безопасности России» и реальная безопасность энергетических объектов в условиях рыночной экономики. Печать

А.Г.Дувалов, вице-президент фонда поддержки ученых «Научная перспектива», к. соц. н., сотрудник службы безопасности ОАО «ОГК-4».

В отличие от большинства ведущих мировых держав, которые веками постепенно выстраивали капиталистические рыночные отношения, систему хозяйствавания и управления, Россия прорвалась в свободный рынок, создавая внутри и вокруг себя целый шлейф проблем, зачастую подрывающих цивилизационные устои, экономику страны, негативно влияющих на национальную безопасность. Это в полной мере касается энергетики, которая является основой экономической мощи любого современного государства. И в этой области, как ни в какой иной, роль государственного регулирования, контроля и надзора должна быть отлажена до высочайшего уровня. Как показывает практика последних лет, без жесткого государственного контроля и системного регулирования в данной области практически невозможно добиться эффективного и технологичного обеспечения национальной безопасности России.

В частности, это касается тех энергетических объектов, которые проданы либо переданы в управление на различных условиях иностранным компаниям. Возможно, в общем объеме энергетических объектов России, таковых не много. Однако, даже те, которые уже проданы, являются стратегическими объектами - критически важными для национальной безопасности нашей страны. И, как показывает анализ состояния их безопасности, в данном вопросе имеются очень большие проблемы. Необходимо уяснить простую истину: успешная реализация общей стратегии национальной безопасности России и ее энергетической стратегии, зависит от решения частных проблем отдельных звеньев энергетики, и уж тем более ключевых. То есть надежность, эффективность и безопасность даже отдельно взятого категорированного энергетического объекта (группы объектов) влияют на состояние системы в целом. В противном случае произойдет то, что зачастую бывает на Руси: в целом хорошо задуманное и полезное дело проваливается из-за "мелочей".

К примеру, рассмотрим такой объект, как ОГК-4 (ОАО «Четвертая генерирующая компания оптового рынка электроэнергии), созданная в результате реформы РАО ЕЭС России. С октября 2007 года фактическим собственником ОГК-4 является крупнейший в Европе германский энергетический концерн «Е.ОН» с оборотом более 10 млрд.евро (78.3 % акций ОГК-4). Рыночная капитализация на 1 сентября 2009 года-2.5 млрд. долл.США. Уставный капитал ОГК-4 на 1 марта 2009 года-25.2 млрд.рублей. В состав ОГК-4 входят пять тепловых электрических станций на правах филиалов: Сургутская ГРЭС-2 (Тюменская обл.)- самая крупная в мире тепловая электростанция, Березовская ГРЭС (Красноярский край), Яйвинская ГРЭС (Пермский край), Шатурская ГРЭС (Московская обл.), Смоленская ГРЭС(Смоленская обл.). Основной вид деятельности тепловых электростанций - производство и продажа электрической и тепловой энергии. Суммарная установленная мощность станций, принадлежащих ОГК-4 - около 9 тыс. МВт, число работающих - примерно 5 тысяч человек. Генеральный директор ОГК-4 - гражданин России. Основные его заместители и руководители структурных подразделений – германские граждане. ОГК-4 подчинена Управляющей компании «Е.ОН-Раша Пауэр», которая фактически управляет всеми энергетическими объектами концерна в восточной Европе. Ее возглавляет гражданин США.

Необходимо сразу акцентировать внимание на том, что филиалы ОАО «ОГК-4» входят в утвержденный Распоряжением Правительства РФ Перечень стратегических объектов, критически важных для национальной безопасности страны и относящихся к категории взрывопожароопасных.

Рассмотрим проблемные блоки вопросов, характерные для предприятий подобной категории, с точки зрения обеспечения безопасности и надежности функционирования объектов. (На конкретных типичных примерах)

1.Социальная проблема.

Последние два года в ОГК-4 проходит, так называемая, «компания по оптимизации затрат» по всем направлениям. На практике реализуется примитивно-упрощенческий вариант - сокращаются рабочие места (почти на 30%). При этом ликвидируются должности и функции, которые предписаны в качестве обязательных по российскому законодательству. Урезается заработная плата, нарушается трудовое законодательство. Все это создает социально-психологическую напряженность в коллективах, особенно в регионах, где очень тяжело найти работу и прокормить семью. В отдельных случаях это приводит к организации массовых протестных акций в населенных пунктах в окружении и на самих ГРЭС, а также создает условия для формирования преступных умыслов и намерений у негативно настроенного персонала объектов энергетики. Проведенные в 2008 году социологические исследования на филиалах показали общее недовольство персонала реальными и предполагаемыми действиями руководства компании и новых хозяев, т.е. немецкого концерна. Однако, результаты исследований не оценены должным образом. Это можно рассматривать как общую тенденцию для большинства энергетических объектов.

2. Игнорирование требований действующего законодательства РФ.

Зачастую это объясняется незнанием, либо нежеланием знать нормативные правовые акты. Используются любые возможные лазейки. К примеру, незаключается договор с Минэнерго на правовое сопровождение, и новые нормативные акты, в т.ч. и грифованные, не поступают в ОГК. В особенности, это касается грифованных документов, которыми закрепляется категорирование объектов. К объектам особой важности предъявляются повышенные требования уже на стадии проектирования, в частности повышенные требования к системам защищенности. В области пожарной безопасности это касается повышенной огнестойкости зданий и сооружений, оборудования, технологии эксплуатации и т.д. Однако, гораздо проще, ссылаясь на незнание распорядительных документов, сэкономить огромные средства. Возможные негативные последствия в случае возникновения чрезвычайных ситуаций в расчет не берутся. К примеру, используя юридическую и административную казуистику, никогда не выполняются Постановления Правительства РФ о повышении заработной платы и обязательных выплатах отдельным категориям работников. Нарушаются обязательные к исполнению требования государственных нормативных актов в области обеспечения безопасности объектов по линии гражданской обороны, пожарной безопасности, предотвращения чрезвычайных ситуаций, воинскому учету и бронированию, мобилизационной работы и многим другим направлениям, которые по мнению иностранных хозяев не имеют непосредственного отношению к производству и продаже электроэнергии, т.е. к получению прибыли. Надзор и контроль государственных органов недостаточно эффективен, санкции незначительные. К тому же, иностранные хозяева нередко пытаются внедрить свои нормативные стандарты.

3.Состояние режима секретности.

Как отмечено выше, в руководстве ОГК-4 работают граждане Германии и США. Вместе с тем, здесь имеется секретный отдел и значительное количество руководящих документов, составляющих государственную тайну, без фактического знания которых осуществлять полноценное и эффективное управление компанией очень проблематично. С формальной стороны, лица, не имеющие допуска к секретам, и уж тем более граждане иностранных государств, не расписываются в ознакомлении с ними. Документального подтверждения факта ознакомления с секретами нет. А как фактически обстоят - дела можно только догадываться. Даже по элементарной логике управления сложно себе представить, чтобы владелец компании, купивший ее за огромные деньги, не имел фактического, а не формального права знать истинное положение дел на своем собственном предприятии. По уголовному кодексу разглашение секретных сведений может осуществляться в любой форме, в т.ч. и устной. Тем более комично выглядит ситуация, когда генеральный директор Компании, обязанный по занимаемой должности иметь допуск к совершенно секретным сведениям, по полгода не оформляет допуск в органах ФСБ, объясняя это тем, что согласование и разрешение на допуск целесообразно оформлять с хозяевами Компании, т.е. с немецким концерном «Е.ОН». Непонятно, как все это сопрягается со стратегией национальной безопасности России и требованиями действующего законодательства РФ?

4.Организация управления при чрезвычайных и кризисных ситуациях

Этой проблеме наше государство уделяет достаточно пристальное внимание. Законы РФ, нормативные правовые акты Правительства, МЧС, Минэнерго и других профильных структур предлагают предприятиям энергетики реалистичную схему управления в чрезвычайных и кризисных ситуациях. В частности продуманы все элементы управления, контроля и взаимодействия, а также необходимая достаточность сил, средств и резервов материальных и финансовых ресурсов. В данном случае речь идет об управлении уже возникшими ЧС. Предупредительно-профилактическая стадия - это более сложная проблема, зависящая от множества факторов, в т.ч. и от технического состояния объектов. Саяно-Шушинская трагедия выявила целый комплекс проблем в данном направлении, которые характерны практически для всех объектов энергетики. Мы же имеем дело с попытками внедрить двойное управление в условиях чрезвычайных ситуаций. То есть, одно по нашим законам, другое по стандартам немецкого концерна, которые, якобы, апробированы в Европе. Это полный абсурд, т.к. в чрезвычайных ситуациях должна действовать только одна отработанная на практике и предусмотренная действующим законодательством система управления. Параллелизм и усложнение системы требуют дополнительных сил и средств, а на практике могут привести к губительным последствиям. Тем более, что отвечать придется по нашим законам.

Подробнее остановиться на характерных для большинства объектов энергетики проблемных вопросах и предложениях по совершенствованию практических действий органов управления при ликвидации ЧС с учетом анализа ситуации на Саяно-Шушинской ГЭС.

4.1. Нормативно-правовое обеспечение управления работами по ликвидации чрезвычайной ситуации.

Согласно федеральному закону «Об аварийно-спасательных формированиях и статусе спасателей», постановлению Правительства Российской Федерации от 30.12.2003г. № 794 «О единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» руководство всеми силами и средствами, привлекаемыми к ликвидации чрезвычайных ситуаций, и организацию их взаимодействия осуществляет руководитель ликвидации чрезвычайной ситуации. Данный руководитель определяется законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации, планами предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций или органами государственной власти, органами местного самоуправления, руководителями организаций, к полномочиям которых отнесена ликвидация чрезвычайных ситуаций.

Законодательством руководителю ликвидации чрезвычайной ситуации предоставлены исключительные права в части самостоятельного принятия решения об установлении границы зоны чрезвычайной ситуации, эвакуационных мероприятий, остановке деятельности организаций, находящихся в зоне чрезвычайной ситуации, проведении аварийно-спасательных работ, использовании средств связи и транспорта, привлечении общественных аварийно-спасательных организаций, спасателей и др.

Фактически руководство операцией по ликвидации чрезвычайной ситуации, вызванной аварией на Саяно-Шушенской ГЭС осуществлял не ее руководитель, т.е. генеральный директор, а Министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий С.К. Шойгу, который прибыл в зону ЧС по поручению Президента РФ. Однако, такой статус Министра не закреплён соответствующими нормативными правовыми актами.

Это обстоятельство не имело негативного влияния на эффективность операции. Очевидно, что здесь сыграл свою роль авторитет, как лично министра, так и МЧС России в целом.

Вместе с тем, вопросы правового закрепления статуса должностных лиц МЧС России при ликвидации чрезвычайных ситуаций, обеспечения правомерности и нормативной обоснованности отдаваемых распоряжений, протокольных решений требуют тщательного анализа и нормальной формализации.

 

4.2. Организация управления ликвидацией чрезвычайной ситуации.

Анализ имеющихся материалов, опрос участников события и экспертов позволяет отметить, что организация управления ликвидацией чрезвычайной ситуацией носила в основном интуитивный, ситуационный или фрагментарный характер. Установочные документы, определяющие принципы и схемы управления, перечень, структуру и задачи внештатных органов управления (оперативных штабов, оперативных групп и т.п.), места их дислокации, пункты управления, объём, формат и порядок обмена информацией на всех уровнях и др. не принимались.

Общеизвестно, что присутствие в процессе управления внештатных структур свидетельствует, прежде всего, о несовершенстве штатных. Участие в процессе управления НЦУКС МЧС, оперативного штаба, группы специалистов и должностных лиц других министерств и ведомств названной Федеральным оперативным штабом, оперативной группы МЧС России на месте события сделало управление ликвидацией чрезвычайной ситуации громоздким и нерациональным.

В этой связи предлагается признать нецелесообразным создание оперативного штаба, имея ввиду, что все необходимые полномочия по оперативному управлению сосредоточены в НЦУКС МЧС России, а участие структурных подразделений центрального аппарата министерства и других организаций системы МЧС России в этом процессе будет определено ведомственным административным регламентом.

Нуждается в совершенствовании и форма участия других министерств и ведомств в управлении ликвидацией чрезвычайной ситуации. Участие в форме заседания правительственной комиссии видится ошибочным, т.к. комиссия не наделена какими-либо полномочиями в вопросах руководства ликвидацией чрезвычайных ситуаций.

Представляется целесообразным более широко применять практику привлечения (при необходимости) специалистов других ведомств к работе НЦУКС, как органа, обеспечивающего оперативную поддержку руководителя ликвидации чрезвычайной ситуации. Для правового закрепления такой практики предлагается принять межведомственный административный регламент действия Министерств в случае ЧС.

Закреплённая за МЧС России функция организационно-методического обеспечения разработки планов ликвидации ЧС и иных документов предварительного планирования не развита, в требуемом объёме нормативно не обеспечена.

Опрос должностных лиц Сибирского регионального поисково-спасательного отряда МЧС России показал, что они не знали потенциальной опасности ГЭС, её технических характеристик.

Каких-либо документов предварительного планирования действий по экстренному реагированию, как в отношении данного объекта, так и в отношении других критически важных для национальной безопасности объектов, расположенных в зоне ответственности этого подразделения не разрабатывалось и практически не отрабатывалось.

Как следствие:

- ни одно из поисково-спасательных подразделений МЧС России не имело на месте аварии защитного снаряжения для личного состава, соответствующего классу опасности трансформаторного и турбинного масла;

- водолазные работы в агрессивной среде проводились в водолазном снаряжении лёгкого типа с открытыми масками;

- отсутствовали приборы контроля и химического экспресс-анализа воздушной и водной среды, в которой приходилось работать.

По данным ФМБА в период проведения аварийно-спасательных работ более 700 спасателей обратилось за медицинской помощью, 32 специалистам Сибирского поисково-спасательного отряда (далее ПСО) МЧС России требовалось полное обследование и лечение от последствий токсического отравления.

В целом, в отношении региональных ПСО МЧС России следует отметить, что для этих подразделений нормативно не установлены критерии и показатели их боевой и профессиональной готовности. Профессиональная и тактическая подготовка должностных лиц ПСО, координация деятельности этих подразделений нуждается в дальнейшем совершенствовании.

4.3. Система мер по предупреждению ЧС

Анализ функций и задач, реализуемых подразделениями и службами МЧС России в части предупреждения ЧС показывает, что проработка различных аспектов предупреждения ЧС рассредоточена по отдельным, самостоятельным направлениям деятельности. При этом в силу информационного и функционального обособления, она не представляет собой единой системы, носит фрагментарный характер, находится преимущественно вне необходимого уровня контроля со стороны руководства МЧС России.

Система предупреждения ЧС не ориентирована в необходимой мере на прямое управление процессами предотвращения большинства видов угроз как природного, так и техногенного (в особенности) характера. Устаревшим является принцип, по которому силы и средства МЧС России вмешиваются в ЧС, когда ситуация становится опасной для населения территории, или если ресурсов владельца объекта не хватает для локализации ЧС. Актуальна задача деприватизации информации о попадании производственных процессов в критическую зону, предшествующую возникновению ЧС.

Между тем, для многих природных и производственно-технических процессов, чреватых техногенными катастрофами, существует ряд фиксируемых внешним наблюдением индикаторов и производственно-технических параметров.

Анализ отчётов по двадцати видам обстановок, представляемых в НЦУКС из РЦ, показывает, что характеристики только восьми обстановок содержат параметры, по состоянию которых можно в какой-то мере оценить степень критичности ситуации, уровень приближения к ЧС.

Исходя из того, что предаварийная ситуация на СШ ГЭС складывалась длительное время, в течение которого её можно было выявить и предотвратить, а также учитывая складывающуюся по стране общую тенденцию приватизации информации о реальном состоянии потенциально опасных объектов и систем их защиты, предлагается оснащать их независимыми системами дистанционного мониторинга критически важных параметров.

Также представляется целесообразным такие критически важные для национальной безопасности гидротехнические сооружения, как СШ ГЭС, оснащать системами оповещения и информирования населения, проживающего в зонах возможного катастрофического затопления при крупных авариях.

4.4. Разработка организационно-плановых документов.

При разработке планов по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций не учитывается возможность развития аварий по наихудшему сценарию. Ни в перечне причин возникновения ЧС, ни в перечне сценариев возможных аварий не была предусмотрена столь масштабная катастрофическая авария, которая произошла на Саяно-Шушенской ГЭС.

Наряду с этим отмечается недостаточная степень проработки вопросов безопасности, указанных в Декларации безопасности объекта.

Так в документе отсутствует описание системы учёта персонала (по этой причине при проведении поисково-спасательной операции трудно было определить количество и возможные места нахождения людей), нет полного описания автоматизированных систем мониторинга и управления инженерными системами, нет раздела, содержащего перечень сигналов мониторинга, поступающих в дежурную и оперативно-дежурные службы Саяно-Шушенской ГЭС.

4.5. Эффективность работ аварийно-спасательных формирований.

При проведении аварийно-спасательных работ была отмечена недостаточная оснащенность аварийно-спасательных формирований специализированными техническими средствами.

Так, например, отсутствовало водолазное снаряжение, позволяющее работать в агрессивных средах, а применяемый аварийно-спасательный инструмент мало отличался от обычного строительного.

При этом зачастую аварийно-спасательные подразделения не обладали необходимыми профессиональными навыками, что свидетельствует о недостаточном уровне их подготовки, аттестации и проверки деятельности.

Учитывая вышеизложенное, целесообразно рассмотреть вопрос по закупке:

- для обеспечения проведения подводных работ - мобильных систем обозначения путей эвакуации и подсветки объектов, водолазного снаряжения, стойкого к агрессивным средам;

- комплектов специального инструмента и оборудования для разборки завалов из высокопрочного бетона и металла, используемого при строительстве специальных объектов.

Кроме того, необходимо:

- предусмотреть в техническом регламенте «Об общих требованиях к продукции, обеспечивающей защиту населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» проведение сертификации аварийно-спасательного инструмента;

- для отдельных подразделений МЧС России, находящихся вблизи крупных промышленных объектов, необходимо пересмотреть табели оснащения и внести в них специализированное оборудование, способное выполнять технологические операции с учётом конструктивных особенностей объектов, а также предусмотреть подготовку личного состава данных подразделений с учетом специфики объектов;

- совершенствовать систему обучения личного состава аварийно-спасательных формирований, персонала критически важных для национальной безопасности объектов действиям по ликвидации локальных ЧС с использованием мультимедийных средств;

- совершенствовать обеспечение безопасности и охраны труда при проведении аварийно-спасательных работ.

Государственные нормативно-правовые акты четко регламентируют функциональную деятельность подразделений ГОЧС, включая нормы штатной численности, а также необходимые запасы и резервы материально-технических, финансовых, продовольственных и иных ресурсов. Однако, в реальной жизни многое не так. Предписанные нормативы штатной численности не соблюдаются (занижение в три раза), материальные резервы и запасы своевременно не обновляются и не достигают положенных норм, обязательных финансовых резервов на случай возникновения ЧС не существует (предоставляются фиктивные справки для МЧС), достаточного количества денежных средств на поддержание защитных сооружений в надлежащем состоянии не выделяется, либо они вообще отсутствуют. Помимо этого, абсолютно актуальные предложения структур МЧС по созданию на критически важных объектах автоматизированных систем информационной поддержки принятия решений игнорируются. Все это с точки зрения иностранных хозяев несущественно и непринципиально, так как не имеет непосредственного отношения к производственному циклу и получению прибыли.

5. К вопросу противопожарной безопасности

Настораживает сам принцип подхода к данной проблеме - максимально сэкономить деньги сейчас. А эффективность и возможный ущерб в будущем, трагические последствия для людей - во внимание не принимаются. К примеру, в ОГК-4 практически на всех станциях состояние пожарной техники находится на крайне низком уровне и не отвечает современным требованиям. Согласно федеральному законодательству и в особенности последним указаниям Правительства и МЧС (после трагедий в Перми и на Саяно-Шушинской ГЭС), на категорированных объектах энергетики пожарная охрана должна быть в обязательном порядке. Организации вправе самостоятельно решать: либо создавать свою частную пожарную охрану, либо заключать договоры с иными подразделениями пожарной охраны. Несмотря на декларирование идеи, своя частная пожарная охрана так и не была создана, так как это требует значительных финансовых затрат. А договоры на услуги пожарной охраны, из-за минимально выделяемых средств, заключаются с

6. Экономическая безопасность.

На мой взгляд, никакой экономической безопасности Компании ОГК-4 просто не существует. Налоговое и иное законодательство вторично, если появляется любая возможность увеличить объем личного кошелька. По данным выездной налоговой проверки в августе 2009 г. только за 2006-2007 г.г. выявлены факты необоснованного включения затрат в состав понесенных ОГК-4 расходов, связанных с производством и реализацией, их завышением и недоплаты налога на прибыль на сумму 997 млн. руб. В настоящее время положение мало изменилось. Слишком заманчива возможность заработать быстрые и большие деньги. На практике зачастую заключаются фиктивные договоры (особенно при покупке энергоносителей: торфа, угля, газа), в т.ч. и с фирмами-однодневками, используются офшорные зоны для вывода денег, умышленно не покупаются информационные базы для проверки надежности и добросовестности контрагентов, используются другие ухищрения, присущие российскому бизнесу, несмотря на то, что хозяева - вроде бы респектабельные немцы. То, что по всей вероятности невозможно сделать в Европе, легко решается в России, так как здесь иностранец не чувствует твердой руки государства, которое может потребовать выполнения обязательств и сурово наказать.

7.Антитеррористическая защищенность.

В условиях современной российской действительности эта тема приобретает особую актуальность, тем более, если дело касается особо важных стратегических объектов. Это предусматривает целый комплекс мероприятий, выполнение которых, в основном, касается специальных служб. Вместе с тем, отдельные защитные меры в обязательном порядке должны исполняться объектами энергетики за счет собственного финансирования. Это касается, прежде всего, охраны объектов и контрольно-пропускного режима. Здесь уместно сказать, что «нельзя быть чуть-чуть беременной». Либо охрана и пропускной режим организованы в полном объеме на современном уровне, либо их просто нет. Практически на всех филиалах, кроме Сургутской ГРЭС-2, состояние дел в данном направлении оставляет желать лучшего. Можно спокойно пройти на объект, занести и вынести ручную кладь. Установленные электронные системы контроля я профессионально оцениваю как неэффективные. Современное оборудование для повышения защищенности объектов не устанавливается. Посты физической охраны сокращаются. С точки зрения антитеррористической защищенности объекты можно назвать слабыми.

Общий вывод и предложение: стратегические объекты энергетики, критически важные для национальной безопасности страны, должны находиться в собственности государства, либо быть под фактическим постоянным контролем и надзором государственных органов. Законы и текущие распоряжения нормативного характера, регулирующие энергетику, как хозяйствующую систему, в целом не так уж и плохи. Но действенного контроля за их выполнением нет. Восстановление полноценного государственного контроля за жизнедеятельностью стратегических объектов - должно стать задачей-минимум с кратчайшими сроками исполнения.

 

 

 
Разработка сайтов