Главная Архив номеров N-26 март 2010 Тумблер заднего ума...
 

Авторизация



Тумблер заднего ума... Печать

Увы, шансов остановить сделку по закупке французских кораблей у России практически не огсталось. Все что мы можем теперь - привычным движением перевести "тумблер" могучего заднего ума в положение "Вкл." и постараться максимально быстро сделать выводы на будущее.

Очевидно, что дружное неприятие экспертами и значительной частью политической элиты замысла по приобретению вертолетоносцев - это, мягко говоря, не каприз. Не претендуя на полноту картины, но опираясь на серьезные экспертные оценки, приведу здесь несколько обобщенных тезисов, оспаривающих полезность таких покупок.

1. Наличие задела отечественных разработчиков в области проектирования десантных вертолетоносцев. В Невском проектно-конструкторском бюро в Санкт-Петербурге есть значительный архив проектной докумментации по целой линейке десантных вертолетоносцев различного водоизмещения и вместительности, разработанных в 80-х годах прошлого века. При этом школа проектирования по данному классу кораблей сейчас находится в ослабленном состоянии. Перенацеливание средств с покупки "Мистраля" на разработку отечественного аналога на основе одного из существующих проектов позволило бы возродить Невское ПКБ и сформировать новое поколение проектантов. Это ОЧЕНЬ ВАЖНО.

2. Очевидное отсутствие необходимости в кораблях класса десантный вертолетоносец для отечественного флота в ближней перспективе. Первоочередной потребностью ВМФ сегодня является формирование сбалансированного состава флота. Это в первую очередь связано с опережающим наращиванием количества и качества кораблей основных классов - новых фрегатов и эсминцев, а также многоцелевых атомных и неатомных подводных лодок. Актуальной остается потребность в строительстве небольшой серии крупных авианесущих кораблей с истребительной авиацией на борту. И лишь в третью очередь обновленные и пополненные соединения и объединения могут включать в свой состав крупные десантные корабли. Такая последовательность действий позволяет своевременно приступить к строительству отечественного вертолетоносца по модернизированному проекту.

3. Целая группа технико-технологических проблем, среди которых можно выделить:

а) несоответствие большого количества устройств и помещений "Мистраля" стандартам отечественной вертолетной техники, а также стандартам погрузки и выгрузки десанта;

б) применение на двигательных установках и прочих энергосистемах "Мистраля" сортов топлива, смазочных масел и специальных жидкостей, не входящих в ограничительный перечень, а, следовательно, не допущенных к применению на объектах ВМФ (в то же время топливо и масла, применяемые в ВМФ, приведут к ускоренному износу энергетики данного корабля);

в) отсутствие в России развитой (в том числе в пунктах базирования) базы по ремонту и обслуживанию импортной техники (в т.ч. двигателей) при неизменно жестких требованиях к обеспечению условий обслуживания техники со стороны поставщика, вплоть до отказа поставщика от гарантийных обязательств при невыполнении этих условий;

г) высокие требования к квалификации обслуживающего персонала по обеспечению эксплуатации импортной техники, вплоть до необходимости специального обучения личного состава ЭМБЧ в авторизованных центрах подготовки;

д) необходимость разработки полного комплекта эксплуатационной документации на русском языке;

е) необходимость создания страхового запаса комплектующих изделий для обеспечения технологической независимости заказа, укомплектованного разнообразным оборудованием иностранного производства, от поставок ЗИП из-за рубежа.

Стоимость решения этих вопросов де-факто является составляющей общей стоимости эксплуатации корабля в течение всего жизненного цикла, но далеко не всегда учитывается при технико-экономическом обосновании коньюнктурных проектов.

4. Группа проблем в сфере обеспечения национальной безопасности и в области права. Принятие "Мистраля" на вооружение влечет следующие последствия:

а) угроза информационной безопасности корабля, обусловленная высокой степенью автоматизации современного оборудования (в данном случае импортного) с применением современных электронных систем управления на базе микропроцессорных модулей иностранной разработки, обеспечивающих, в частности, передачу параметров функционирования систем в статистические центры фирм-производителей через спутниковую систему связи, которые могут содержать скрытые (незаявленные) функции – т. н. «электронные закладки», нарушающие по команде удаленного оператора нормальное функционирование систем путем их остановки или инициации отказа;

б) необходимость проведения монтажных, пуско-наладочных и сдаточных работ на корабле, а также осуществления некоторых видов ТО и ремонта представителями иностранных фирм или гражданами РФ, не имеющими допуска на режимные объекты;

В  соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и руководящими документами Министерства Обороны и ВМФ, применение товаров иностранного производства для нужд обороны страны и безопасности государства допускается только при отсутствии отечественных аналогов или их несоответствии требованиям государственных заказчиков. Как уже сказано выше, Россия имеет достаточные возможности строительства десантных вертолетоносцев самостоятельно к тому периоду, когда основной состав флота будет готов обеспечить оборону и эффективное применение кораблей данного класса.

5. Социально-экономический аспект.

Применение Российским ВМФ иностранных кораблей, технических средств и комплектующих прямо связано с сокращением наполняемости бюджета страны, увеличением  безработицы в России, ведет к сокращению затрат на социальные нужды, пенсионное обеспечение. Доля возврата денежных средств от применения отечественной техники составляет до 40% от общей стоимости ВТ, и около 10-15% денежных средств выплачивается в виде заработной платы работникам отечественных предприятий. Возврат денежных средств в бюджет страны от приобретения импортных изделий отсутствует или предельно низок.

Начало серийных поставок сверхдорогой импортной техники, подобной "Мистралю", будет ударом по целому ряду отраслей отечественной оборонной промышленности, по едва оживающей кооперации.

Естественный вопрос, которым задаются все здравомыслящие люди - какова же политическая сверхпричина этой сделки? Газеты, журналы и электронные СМИ уж скоро год как предлагают набор условно позитивных тезисов "за". Варианты типа "эти корабли нам очень нужны" и "мы получим новые технологии" уже рассмотрены.

Очень забавно звучали "агитационные материалы" от 1-го канала ТВ. Нам рассказали, что против покупки Россией "Мистралей" выступили Грузия, Эстония и Польша, то есть, два просто невменяемых режима и страна с многовековым комплексом геополитического лузера. На самом деле, реакция этой троицы (как правило - результат консультаций с США) топорно подталкивает Россию к покупке. Если бы у нас были стабильно плохие отношения с Лесото, эта мини-страна внутри территории ЮАР также изобразила бы отчаянный страх перед русской морской пехотой. Что до Польши с Эстонией, то мысль о применении против них кораблей такого класса по градусу идиотизма сродни заказу вертолета для посещения булочной за углом.

Другую группу тезисов "за" открыл еще в сентябре прошлого года писатель Николай Стариков в статье "Зачем России французский военный корабль" (газета "Деловой Петербург", 26.09.2009). Стариков пояснил своим темным согражданам, что покупка ненужных плавединиц - есть некий аванс за будущую поддержку Францией проекта "Южный поток". На первый взгляд, такое обоснование звучит как бред тяжело больного человека. Но нет! Писатель оказался ближе всех к истине. Теперь выясняется, что бонус французскому судостроению - что-то вроде компенсации за некие мутные долги по совместному освоению Штокмановского газоконденсатного месторождения. То есть "Труба", и еще раз "Труба"!.. Надо ли объяснять, что такие сделки прямо ведут к девальвации как устных озабоченностей на тему модернизации страны, так и практических шансов ее произвести.

Третий, наиболее перспективный и самый, увы, невнятный раздел обоснований относится к сфере геополитики. Достаточно было подключить к вопросу, скажем, Михаила Леонтьева, и он без особого труда пояснил бы всем нам:

1. Что Франция и Германия - важнейший цивилизационный центр старушки-Европы, который задыхается от глобалистических объятий дяди Сэма.

2. Что будущего у Европы в нынешнем звездно-полосатом контексте нет. Только бесконечная череда локальных войн на ближних (как Югославия) или дальних (все остальное) территориях под пустыми как голова Буша младшего "демократическими" лозунгами.

3. Что единственная возможность для старой Европы выскочить из глобального кризиса и обрести новую субъектность видится в резком курсе на самостоятельную и дружественную политику в отношении России, которая искренне заинтересована в таком ренессансе.

4. Что Европа ограничена в маневре и нуждается в серии ярких, громких, максимально публичных актах проявления любви, заботы и доверия со стороны богатой на сырье и неработающие деньги России. Широкая общественность должна почувствовать "ветер перемен", который теперь подует с востока и наполнится тонким ароматом 19 века.

5. Что Россия скоро будет готова предложить старой Европе широкую программу сотрудничества, в том числе и в вопросах безопасности и ВТС для укрепления взаимного доверия на благо всего человечества. А пробные покупки "Мистралей" и немецких субмарин - это первые ласточки во взаимном процессе. В конце концов, летают же в составе германских ВВС наши МиГ-29, оставшиеся от ГДР. Можем обновить!

Как ни жаль, всего этого не было сказано, и, что еще печальнее, не видно никакой внятной работы в этом стратегически перспективном направлении. Надежда же на добрые чувства Франции в ответ на сделку с "Мистралями" - призрачна. Продавец, "впаривающий" покупателю что-то ненужное, не испытывает к нему уважения. Как только носитель коробки с бантиком выйдет за дверь, человек за прилавком снимет с лица эталон любезности, заменит на маску презрения, позвонит приятелю и расскажет как ловко провел богатого остолопа. И, в нашем случае, будет абсолютно прав.

 

И.О. редактора "Морской газеты"
 
Разработка сайтов