Главная Архив номеров N-27 июнь 2010 ПРОМЫШЕННОСТЬ И НУКА КАК ОСНОВА ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
 

Авторизация



ПРОМЫШЕННОСТЬ И НУКА КАК ОСНОВА ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ PDF Печать

Бомбы фронту сверх плана

В год 65- летия Победы СССР в Великой Отечественной войне, особо остро воспринимаются многочисленные подвиги Советского народы в отражении вероломного нападения врага, в многолетней кровопролитной борьбе за свободу и независимость Советского государства, завершившейся полным разгромом гитлеровской коалиции. Различные книжные издания, публикации в СМИ, художественные и документальные кинофильмы, рассказы ветеранов зрелищно воссоздают ужасы войны, горе и лишения, масштабность человеческих жертв и материальных потерь в виде разрушенных городов и сел, фабрик и заводов, памятников архитектуры. Всё это наглядно демонстрирует настоящий героизм и самоотверженность советских людей как единого народа, сплоченного государством, народа, сумевшего одержать Великую Победу!

Однако, гораздо реже, в средствах массовой информации, затрагивается тема советской промышленности и науки накануне и в годы второй Мировой войны и их роль в обеспечении Победы. А ведь именно советская индустрия, её уровень, достигнутый к началу войны, темпы её развития в военные годы, сыграли решающую роль в техническом и технологическом обеспечении армии и тыла, определившие исход многолетней битвы.

Сегодня, на различных уровнях общения, нередко ведутся дискуссии на тему несостоятельности советского строя, делаются попытки пересмотра итогов второй Мировой войны и вклада СССР в достижении победы над фашизмом. Но и в этих дискуссиях также как бы незамеченной остается тема могучей советской индустрии, достойно и реально конкурировавшей с ведущими странами мира того времени, причем с ярко выраженными тенденциями мирового лидерства по целому ряду базовых отраслей промышленности науки.

Мало того, в немногочисленных публикациях в российской и зарубежной печати на данную тему преобладают негативные оценки результатов социалистической индустриализации. Под сомнение ставится сама необходимость ее проведения. Вообще если проанализировать содержание публикаций на данную тему в современных СМИ у многих, особенно у молодежи, неизбежно формируется устойчивое мнение о том, что вся наука того времени создавалась в многочисленных «щаражках», а заводы и фабрики были построены только благодаря подневольному труду миллионов политзаключенных…

Поэтому, когда в современной экономической политики России взят курс на модернизацию и технологическое развитие российской промышленности, нелишним будет ещё раз объективно оценить те достижения, которые в тяжелейших экономических и внешнеполитических условиях смогла достичь советская индустрия накануне и в годы Великой Отечественной войны.

  1. 1. Индустриализация – основа экономической стратегии довоенного периода

Сборочный ИЛ-2

Первым документом, в котором получила выражение идея индустриального преобразования России на социалистических началах, был план ГОЭЛРО. Разработанный ещё в 1920 году по инициативе В. И. Ленина, этот план предусматривал первоочередное развитие машиностроения, металлургии, топливно-энергетической базы и химии, то есть отраслей, призванных обеспечить технический прогресс в масштабах всей экономики. В соответствии с планом, в течение десяти лет промышленное производство предполагалось почти удвоить, при этом численность рабочих увеличить всего на 17 процентов. Очевидно, что речь шла не просто об электрификации народного хозяйства, но и о том, чтобы на этой основе перевести экономику на путь интенсификации. Во главу угла ставился вопрос о быстром росте производительности труда при наименьших затратах материальных и трудовых ресурсов страны.

В 1925 го­ду на XIV съезде ВКП(б), была сформулирована конкретная задача для партии и хозяйственного руководства страны: превратить Советский Союз из страны, ввозящей оборудование, машины и орудия труда, в страну, самостоятельно производящую эту технику и тем самым обеспечивающую свою экономическую неза­висимость и оборонную мощь.

Соответственно и программы первых пятилеток, были в основном ориентированы на практическое решения задач, предусмотренных программой индустриализации. К примеру: в июле—августе 1929 года ЦК ВКП(б) принял ряд решений о резком расширении вложений в раз­витие цветной и черной металлургии. Затем последовали другие постановления, касавшиеся сельскохозяйственного машиностроения, промышленности минеральных удобрений.

Однако достигать намеченных целей на практике удавалось не сразу. За первое десятилетие Советской власти разрыв между уровнем ин­дустриального производства в нашей стране и в США не только не сократился, но даже увеличился. В канун первой пятилетки промышленность СССР примерно на 20 процен­тов превысила объем производства царской России 1913 го­да. Но по тем же подсчетам, добывающая промышлен­ность США к тому времени уже на 48 процентов превзош­ла показатели того же года, а обрабатывающая — на 67 про­центов. Наше отставание от США увеличилось, оно было особенно велико в области электроэнергетики, химии, не говоря об автомобилестроении.

Подчеркивая всю важность борьбы за ликвидацию от­сталости, за обеспечение полной экономической незави­симости СССР, составители первого пятилетнего плана специально выделили вопрос о соотношении экономичес­ких показателей СССР и США. План первой пятилетки и составлялся с таким расчетом, чтобы уже на рубеже 20—30-х годов превысить темпы рос­та американской индустрии.

 

К концу 1929 года развернулась реорганизация управ­ления промышленностью. Суть заключалась в создании объединений, концентрирующих в своих руках все вопросы, относящиеся и к производству, и к сбыту, и к снабжению.

Усиление плановой дисциплины и централизация хозяйственного руководства сочетались в начале 30-х годов с про­ведением обширного комплекса мероприятий в области финансовой системы.

ВСНХ* СССР сосредоточил свое внимание на тяжелой промышленности (пищевые предприятия уже в 1930 го­ду перешли в ведение Наркомснаба). Упор был сделан на ускоренное сооружение ударных объектов, к числу которых было отнесено всего 50—60 строек. На них приходилась почти половина всех капиталовложений, выделявшихся на сооружение примерно 1500 предприя­тий.

В 30-е годы в управлении экономикой ставки делались на прямое централизованное регла­ментирование. Особое значение в этих условиях приобре­тали такие показатели, как досрочность выполнения заданий, превышение уровня роста к предыдущему периоду.

Строительство социализма страна начинала в ка­питалистическом окружении, поэтому в условиях тех лет выдвигалась задача опоры только на внутренние ресурсы. Первопроходческий характер политики форсированной индустриализации неизбежно был связан с методом проб и ошибок. Это объяснялось, помимо всего прочего, нехваткой квалифицированных кад­ров непосредственно на стройках и предприятиях, неопыт­ностью работников планирования, в чем они сами неодно­кратно признавались. Сказывался недостаточный уровень образованности и культуры широких слоев населения, в том числе рабочего класса. Основным источником его попол­нения, особенно в годы первой пятилетки, было кресть­янство, выходцы которого на протяжении 30-х годов сос­тавляли большинство рабочего класса. Пролетарский характер класса, призванного быть ведущей силой советско­го общества, хозяином страны, в определенной мере сни­жался, что нашло отражение в уровне его организованности, солидарности, политической активности.

 

И все же страна стойко преодолевала эти трудности, воспринимая их главным образом как трудности роста. Недоставало жилья, но ширилось сооружение новых кварталов, поселков, городов, которые гордо называли «соцгородами».

 

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* ВСНХ СССР - Высший совет народного хозяйства, являлся высшим советским хозяйственным органом, причем до 1932 г. со статусом наркомата.

 

Их заселяли люди, на собственном опыте познавшие судьбу бедняков и батраков, помнившие «своих хозяев». А рядом часто строились клуб или кинотеатр, ам­булатория или больница, школа или библиотека. И каждый видел рождение нового мира, участвовал в его сотворении.

 

Советска индустрия строила новые самолеты, корабли, тракторы, автомобили, турбины и многое другое, о чем хорошо были информированы советские люди. Радио, звуковое кино, первый в стране метрополитен — все воспринималось как утверж­дение советского образа жизни, идеалов социализма, способные за столь короткое время достигать таких результатов в науке и технике, Разумеется, всё это придавало дополнительный импульс общему движению вперед.

При возведении новых заводов и фабрик нередко приходилось все делать сразу: строить бараки для жилья, рыть котлованы, принимать металлоконструк­ции, стройматериалы. При этом, зачастую мало кто знал, сколько для обеспечения строительства нужно бань и сапожных мастерских, прачек и портных, учителей и школ. Но рабочие, охваченные энтузиазмом, целиком посвящали свою жизнь именно стройке. «Считалось даже «неприличным», «несоциалистичным» уделять в такое время слишком много внимания личным удобствам. Призывы сдать соответствующий объект (домну, завод, электростанцию и т.п.) в срок звучали на различных митингах и собраниях, в заго­ловках и статьях многотиражных газет, многократно пов­торялись на плакатах и транспарантах. Строительство советских заводов и фабрик были главной темой и в рабочие часы, и в то недолгое свободное время, которое строители проводили в общежитиях, бараках, землянках.

В 1930 году Председателем ВСНХ стал Г. К. Орджони­кидзе, который отличался громадным организаторским даром, знанием кад­ров, умением быстро ориентироваться в сложнейших ситу­ациях, необычайной напористостью и требовательностью. Придя в главный штаб индустрии, Г. К. Орджоникидзе сразу поставил под свой контроль группу важнейших строек и предприятий. Он ввел в практику прямую телефонную связь с ними и ежедневно пользовался ею (даже во время своих поездок по стране). Под его началом на местах выд­винулась целая плеяда талантливых руководителей.

Один из участников строительства Магнитогорского металлургического комбината - А.М. Исаев известный советский космичес­кий конструктор, создатель ракетных двигателей, (бли­жайший сподвижник С. П. Королева), который свой инженерный путь к космодрому прошел через Маг­нитку, в одном из своих писем того периода писал: «Я никогда не думал, что рабочий (конеч­но, настоящий, а не сезонник) выглядит так, как он на самом деле выглядит. Если нужно, рабочий работает не 9, а 12—16 часов, а иногда 36 часов подряд — только бы не постра­дало производство! По всему строительству ежедневно совершаются тысячи случаев подлинного героизма. Это факт. Газеты ничего не выдумывают. Я сам такие случаи наблю­даю все время. Рабочий — это все. Это центр, хозяин». Заканчивая свое взволнованное письмо, 22-летний Исаев восклицает: «...я счастлив, что живу в Советской России и принимаю участие в стройке гиганта».

Не удивительно, что Магнитострой стал одним из ярких символов героизма времен индустри­ализации.

И таких примеров множество. Суть их в том, что, как ни далеко отстояли друг от друга Председа­тель ВСНХ СССР, начальник крупнейшей стройки и ее рядовой участник, на самом деле они находились в орга­нической взаимосвязи и по своему идейному духу, и по своей принадлежности к практической работе в области индустриализации.

Отсюда и тот энтузиазм, и та классовая солидарность, без которых никакие методы управления (в т.ч. репрессивные, на которые нередко ссылаются современные аналитики) не обеспечили бы промышленное преобразование страны в период довоенных пятилеток.

В результате менее чем за тринадцать лет довоенного периода - периода индустриализации экономики, была решена гигант­ская задача превращения СССР в промышленно развитую державу.

В строй вступило около 9000 заводов, фабрик, шахт, электростанций, нефтепромыслов.

За годы вто­рой пятилетки страна, по существу, прекратила ввоз сельскохозяйственных машин и тракторов, покупка которых за рубежом в предыдущую пятилетку обошлась в 1150 миллионов рублей. Столько же средств было тогда истраче­но и на хлопок, теперь также снятый с импорта. Затраты на приобретение черных металлов с 1,4 миллиарда рублей в первой пятилетке сократились в 1937 году до 88 миллио­нов рублей. В 1936 году удельный вес импортной продук­ции в общем потреблении страны снизился до 1—0,7 про­цента. Торговый баланс СССР к исходу второй пятилетки стал активным и принес прибыль. Промышленная продукция в 1940 году, по сравнению с 1913 годом, выросла в 7,7 раза.

Сборка танковБлагодаря индустриализации получила бурное развитие тяжелая промышленность, были построены тракторные заводы в Харькове и Сталинграде, металлургические комбинаты в Магнитогорске и Кузнецке, возникли новые отрасли промышленности: авиационная, автомобильная, химическая, станкостроительная и другие.

К примеру, в области радиотехники и электроники: в конце 20-х гг. было организовано Бюро мощного радиостроения, преобразованное в 1930 в Отраслевую радиолабораторию передающих устройств. В 1933 вступила в строй самая, по тому времени, мощная в мире 500-киловаттная радиостанция им. Коминтерна, передатчик которой был построен по т. н. блочному принципу (содержал в оконечной ступени нескольких однотипных блоков, нагруженных на общую антенну). К концу 30-х гг. насчитывалось 77 радиовещат. станций общей мощностью свыше 2 Мвт.

За годы довоенных пятилеток были достигнуты значительные успехи в области электросвязи. Начали функционировать первые коротковолновые линии радиосвязи — внутренние (например, Москва — Ташкент) и международные (Москва — Нью-Йорк, Москва — Париж). Была реконструирована и преобразована в крупный передающий радиоцентр Октябрьская радиостанция в Москве; в Бутово (под Москвой) создан приёмный радиоцентр. оборудованный с учётом новейших достижений в области радиотехники. В 1932—34 были введены в действие первые линии радиосвязи на метровых волнах (Москва — Ногинск, Москва — Кашира), внедрена УKB связь на ВМФ.

К концу 30-х гг. была создана система факсимильной (фототелеграфной) связи между рядом городов страны, а также между Москвой и Берлином.

В 1935 была разработана Генеральная схема развития связи СССР, согласно которой намечалось строительство 14 узлов связи, соединённых между собой и с Москвой проводными линиями и радиолиниями; предполагалась унификация аппаратуры телефонной, телеграфной, факсимильной связи и радиовещания. Большая часть намеченной программы была осуществлена в предвоенные годы (в частности, разработана и внедрена в 1941 12-канальная система В-12 с частотным разделением каналов для воздушных линий связи).

В сфере машиностроения и металлообработки: Обработка металлов давлением (ковка, штамповка, прессование).

Уже в годы 1-й пятилетки (1929—32) кузнечно-штамповочное и прессовое производство получило заметное развитие, особенно в новых отраслях машиностроения (энергетическом, тракторном, автомобильном, транспортном). Кузнечные цехи начали производить поковки и штамповки из стали многих марок, алюминиевых и магниевых сплавов и др. Были созданы первые специализированные прессовые цехи лёгких сплавов. Технология ковки и штамповки усовершенствовалась в 30—40-е гг.: расширилась номенклатура поковок, повысилась точность штамповки, форма поковок приблизилась к готовым деталям. Начала применяться горячая штамповка в многоручьевых штампах. Увеличилась толщина листового металла для ковки и горячей штамповки крупных пустотелых деталей — барабанов, котлов и др. Рост выпуска тонкого холоднокатаного листа повлиял на совершенствование холодной листовой штамповки крупных автомобильных, судовых, вагонных и др. деталей. Увеличение размеров кованых деталей привело к повышению верхнего предела массы кузнечных слитков до 200—250 т.

Сварка. Научные исследования в области сварки развернулись после Октябрьской социалистической революции. В 1924 выпущены первые сварочные машины, спроектированные В. П. Никитиным. В 1929 для концентрации научно-исследовательских и конструкторских работ по сварке и резке металлов был создан Автогенный комитет при ВСНХ, а в 1931 — Всесоюзный автогенный трест. В годы 1-й пятилетки (1929—32) электросварку применяли не только для ремонта оборудования, но и для производства новых конструкций в строительстве промышленности, транспортном и энергетическом машиностроении, судостроении и др. отраслях. Многие заводы использовали её в качестве основного технологического процесса при производстве котлов, вагонных конструкций, железнодорожных цистерн, цельносварных судов, трубопроводов и т. п. В 30-е гг. в НИИ и на заводах (особенно в Киеве под рук. Е. О. Патона) начались работы, в результате которых был создан способ автоматической сварки открытой дугой,

В период Великой Отечественной войны 1941—45 сварочная техника использовалась в производстве танков, снарядов к ракетным установкам БМ-13 («Катюша») и др. вооружения.

Механическая обработка.

Базой для научно-исследовательских работ в области резания металлов, разработки новых станков и инструментов, подготовки научных кадров стал созданный в 20-х гг. трест Оргаметалл. В начале 30-х гг. в Экспериментальном НИИ металлорежущих станков (ЭНИМС), Московском станкоинструментальном институте (СТАНКИН) и конструкторских бюро многих заводов развернулись научные и проектные работы по основным проблемам станкостроения: созданию отдельных типов станков и их типажа в целом, увеличению быстроходности и мощности станков, изысканию совершенных конструкций деталей и механизмов, применению автоматического управления, повышению износостойкости и долговечности станков. К этой работе были привлечены учёные и специалисты (А. С. Бриткин, Г. М. Головин, В. И. Дикущин, Д. Н. Решетов, Г. А. Шаумян и др.). В 1934 в ЭНИМСе был создан первый в Европе агрегатный многошпиндельный станок.

Так, претворяя в жизнь политику индустриализации, Советский Союз превратился из страны вво­зящей машины и оборудование в государство, которое самостоятельно вырабатывало все необходимое для дальнейшего развития социалистического общества и сохраняло свою полную независимость по отношению к окружающему ка­питалистическому миру. Страна добилась того, что по структуре промышленного производства вышла на уровень самых развитых стран мира. По объему про­мышленной продукции СССР обогнал Англию, Германию, Францию и занял второе место в мире, уступая лишь США. А по темпам индустриального роста впервые превзошел и показатели развития американской экономики.

 

Война прервала мирный труд нашей страны, по­ставив только что родившуюся индустрию перед тяжелым испытанием. Тем значительнее то, что было совершено за эти немногие годы самоотверженными усилиями советского народа.

  1. 2. «Оборонка» довоенного периода

Пулемет МаксимСоветский Союз, в отличие от США и стран Европы, не имел, в первые десятилетия своего существования, развитой многоотраслевой индустрии. Он не был, подобно США, отделен от враждующих европейских государств океанскими просторами, и, вдобавок ко всему, имел самую протяженную в мире сухопутную границу, по которой он соседствовал с далеко не дружелюбными по отношению к нему странами. По этим, а также по другим причинам СССР вынужден был содержать постоянно действующий комплекс военно-промышленных производств – не только для вооружения и материально-технического снабжения Армии и Флота, но и для подготовки к возможным грядущим войнам.

Проведя в 1923–1924 годы реформу вооруженных сил, Советское правительство также разработало и провело в жизнь реформу военной промышленности. И это не случайно. В качестве основной экономической структуры для подготовки промышленной базы страны к войне разработчиками реформы был положен комплекс специальных промышленных предприятий, способных, независимо от уровня технико-экономического развития соответствующих военно-промышленным производствам отраслей промышленности, производить предметы вооружения и боевой техники на уровне мировых стандартов. То есть принималась во внимание реальная ситуация, когда, например, для того или иного вида военной продукции еще в экономическом смысле не сформировалось соответствующей отрасли, но требуемое изделие уже осваивается в опытном, серийном и даже массовом поточном производстве.

Внешнеполитическая и экономическая изоляция СССР также диктовала необходимость не просто «быть в состоянии быстро разрабатывать и ставить у себя новые образцы вооружения, отвечающие последним требованиям военного дела», но и приводить их «стоимость и качество на высоту достижений других государств».

2.1. Принципы формирования советского ВПК

С точки зрения производственно-технологической, все военные изделия, по степени родственности их изделиям гражданской промышленности были разбиты на три группы.

1-я группа. К ней относятся ручное огнестрельное оружие всех видов, пулеметы, винтовочные патроны, капсюля, пороха, взрывчатые и отравляющие вещества, дистанционные трубки, мины, снаряжательные работы.

2-я группа. К ней относятся взрыватели, артиллерийские орудия армии и флота, специальные артиллерийские снаряды, материальная часть артиллерии, военное судостроение, авиастроение, танкостроение, военная оптика и военное радио.

3-я группа. К ней относятся предметы электротехнического имущества, военно-железнодорожного имущества, понтонного имущества, средства связи и маскировки, военно-инженерный инструмент, корпуса артиллерийских снарядов и все виды интендантского имущества».

Особое внимание было уделено видам военно-промышленного производства 1-й группы, констатируя их исключительные особенности, резко выделяющие на фоне мирной промышленности. Во-первых, это – изделия массовые (например, винтовочные патроны выпускаются миллионами штук в год). Во-вторых, это изделия сложные по конструкции и трудоемкие по точности обработки (например, станковый пулемет «Максим» состоял из 408 деталей, точность изготовления которых достигала 0,01 мм). В-третьих, освоение их изготовления на приспособленных для этого заводах гражданской промышленности, как показал опыт первой мировой войны, занимает 1–3 года, что было совершенно неприемлемо в случае, если внезапно разразится война. Следовательно, данные виды производства должны быть в постоянной отработке. В-четвертых, – и это касается, главным образом производства взрывчатых и отравляющих веществ, – необходимо строжайшее соблюдение техники безопасности.

В интересах технической слаженности и увязки календарной программы работ необходимо было собрать более или менее замкнутый цикл военных производств, дающий то или иное «готовое изделие».

Задачи военно-промышленного комплекса того времени определялись следующим образом:

1) Изготовлять в мирное время предметы вооружения для накопления мобилизационных запасов вооружения и боеприпасов;

2) Поддерживать технику военных производств на уровне современных требований;

3) Разрабатывать новые образцы вооружений и осваивать их в производстве;

4) Служить ядром, около которого будет мобилизоваться остальная промышленность, а для мобилизации последней подготовить: кадры рабочего и технического персонала, запасы рабочего и проверочного инструмента, запасы материалов и прочее;

5) С объявлением войны – быстро, до максимально возможных размеров, развернуть свое производство и пополнить исчерпанный в первый период войны запас вооружения и боеприпасов, – пока идет мобилизация всей остальной промышленности.

В «запас» советской военной промышленности вводились заводы мирной индустрии, способные вести у себя военные производства; мобилизация заводов «запаса» должна происходить по детально разработанному мобилизационному плану, где каждому заводу определена его роль и порядок перехода на военную работу.

В 1927 г. существующим «кадровым» военным заводам были присвоены номера – с 1-го по 56-й. Заводом № 1 стал московский авиационный завод имени Авиахима, заводом № 2 – ковровский пулеметный завод, заводом № 3 – ульяновский трубочно-взрывательный завод имени Володарского, заводом № 7 – ленинградский артиллерийский завод и т.д. По мере расширения круга «кадровых» военных заводов и передачи их из одного ведомственного подчинения в другое номера менялись, но в нескольких случаях однажды присвоенный номер оставался за предприятием на многие годы. Концентрация военно-промышленных производств на специально отведенных для них производственных мощностях ограниченного числа предприятий – первая отличительная особенность формирования советского военно-промышленного комплекса.

«Кадровыми» военными заводами полностью обеспечивались потребности вооруженных сил в порохе, винтовках, пулеметах, самолетах и авиамоторах. Они производили 90% всех артиллерийских систем, 75% взрывчатых веществ, 72% взрывателей и дистанционных трубок, 45% снарядных корпусов.

С «гражданской» промышленностью удалось более или менее удачно ассимилировать производство танков и бронемашин, отравляющих веществ, снарядных корпусов и авиационных бомб.

Возможности выпуска военной продукции на случай войны, значительно увеличились, по сравнению с началом 1-й пятилетки: по пулеметам – в 9 раз, по орудиям – в 12,2 раза, по отравляющим и взрывчатым веществам – в 11–15 раз, по самолетам – в 5 раз, по авиамоторам – в 12 раз.

«Кадровыми» военными заводами в годы первой пятилетки было освоено производство новых систем вооружения, в 20-е годы в СССР не производившихся: ручные пулеметы (системы Дегтярева), полевые и танковые мелкокалиберные орудия, тяжелая артиллерия береговой обороны, самолеты-бомбардировщики и танки.

Фактически заново была создана сырьевая и вспомогательная производственная база для изготовления предметов вооружения и боевой техники: прокат черных и цветных металлов, изготовление качественной стали, производство инструментов и предметов технического снабжения, химическое сырье и полуфабрикаты.

В результате реконструкции и строительства новых цехов на Уралмашзаводе, Уралвагозаводе, Ново-Черкасском, Ново-Краматорском и Воткинском машиностроительных заводов в 1939–1940 гг. удалось в 1,5–2 раза увеличить мощности по производству стволов и лейнеров для артиллерийской промышленности. В том, что во время Великой Отечественной войны система артиллерийского вооружения Красной Армии не испытывала потребности в введении новых калибров или принципиально новых конструкций, большая заслуга принадлежит советским военным руководителям и инженерам-конструкторам, отработавшим в 30-е годы большую гамму калибров артиллерийских систем с хорошими боевыми качествами.

Самоходная установкаВ 1939–1940 гг. промышленность вооружений увеличивает серийный выпуск минометов, в том числе калибра 82-мм и 120-мм конструкции Б.И.Шавырина, которые первоначально в ГАУ РККА не были по достоинству оценены.

Продолжалось наращивание мощностей по производству ручного огнестрельного оружия, отработывалась система стрелкового и пулеметного вооружения. В 1939 г. Наркомат Обороны аннулировал заказ на производство пистолета-пулемета Дегтярева (ППД), сочтя его оружием малоэффективным, однако в период войны с Финляндией его производство пришлось возобновить.

Задачу упрощения технологии изготовления пистолета-пулемета успешно решил конструктор Шпагин. Названный его именем образец автоматического стрелкового оружия – ППШ – потребовал минимальной затраты станко-часов; только канал ствола подвергался тщательной обработке, остальные же металлические детали нуждались лишь в холодной штамповке. Простота конструкции пистолета-пулемета Шпагина позволяла осуществлять его серийное производство на любом машиностроительном заводе.

 

2.2 Довоенная наука и ВПК

Начиная с 30 года, наряду с «кадровыми» военными заводами организуются «кадровые» научно-исследовательские институты, особые и специальные конструкторские бюро, государственные проектные институты, которые закрепляются за соответствующими профилю их деятельности наркоматами (министерствами) оборонной промышленности или управлениями Наркомата (министерства) Обороны СССР.

По мере того, как «кадровые» военные заводы насыщаются лабораторным, опытно-производственным и испытательным оборудованием и стендами, а «кадровые» НИИ и КБ заводят у себя опытно-производственные, инструментальные, строительно-монтажные отделы, первоначальное разделение труда между «кадровыми» научными и производственными организациями в деле изготовления военной продукции сменяется комплексной интеграцией науки и производства.

В военной промышленности СССР в годы второй пятилетки завершается формирование научно-исследовательской и опытно-конструкторской базы, наличие и уровень развития которой во многом определяет боеспособность Армии и Флота.

Наличие специально организованных для удовлетворения потребностей вооруженных сил в новых образцах военной продукции научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, их обязательная привязка к конкретной производственной базе – важная отличительная особенность формирования советского военно-промышленного комплекса.

В результате в 1933–1934 гг. на вооружение РККА потупили новые образцы артиллерийских орудий: 76 мм пушка с дальностью стрельбы 13 км, 122 мм гаубица с дальностью стрельбы 9 км, 152 мм гаубица с дальностью стрельбы 12 км, 152 мм пушка с дальностью стрельбы 15 км, 203 мм гаубица с дальностью стрельбы 18 км, 180 мм морская пушка с дальностью стрельбы 38 км. Осваивались в серийном производстве системы танковой, противотанковой и зенитной артиллерии.

Системы стрелкового вооружения пополнились автоматической винтовкой Симонова, ручным пулеметом Дегтярева (600 выстрелов в минуту), крупнокалиберным (12,7 мм) пулеметом АК. На вооружение авиации поступили пушка Курчевского и пулеметные системы ШКАС (20 мм) и ШВАК (12,7 мм и 20 мм). В 1933–1936 гг. советской промышленностью изготовлялись 4-е образца бронетанковой техники: плавающая танкетка Т-37 (скорость на земле 35 км/час, на воде – 8–10 км/час; толщина брони 6–10 мм; вооружение: танковый пулемет); танк Т-26 (максимальная скорость 34 км/час; толщина брони 6–15 мм; вооружение: 45 мм пушка и пулемет); гусенично-колесный танк БТ (максимальная скорость на гусеницах 51 км/час, на колесах 72 км/час; толщина брони 6–15 мм; вооружение: 45 мм пушка и пулемет); средний танк Т-28 (вес 26 тонн; максимальная скорость 45 км/час; толщина брони 8–20 мм; вооружение: 76 мм пушка и три пулемета).

В 1933 г. были созданы 3 экземпляра тяжелого танка Т-35 (вес 42 тонны; максимальная скорость 28 км/час; толщина брони 20–40 мм; вооружение: две 45 мм и одна 76 мм пушки и 4 пулемета; экипаж 11 человек). С 1934 г. пятибашенный «сухопутный дредноут» Т-35 – непременный участник военных парадов в Москве на Красной площади. Для других целей его использование, разумеется, было проблематично.

В 1936 г. были изготовлены эскизы первых опытных образцов среднего танка Т-34 (конструкции М.И.Кошкина, А.А.Морозова и Н.А.Кучеренко) и тяжелого танка «Клим Ворошилов» (главный конструктор Ж.Я.Котин). В течение 1937–1940 гг. конструкторские коллективы М.И.Кошкина (ОКБ завода № 173 в г.Харькове) и Ж.Я.Котина (ОКБ Кировского завода в г.Ленинграде) занимались конструктивной доводкой данных образцов, с учетом возможностей форсирования танкового дизеля В-2, повышения качества броневых листов, подбора оптимального калибра для танкового орудия и т.д.

Освоение Т-34 и «КВ» в серийном производстве началось в июне 1940 г., согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП(б).

ёВ 1932–1936 гг. советскими конструкторами и инженерами Реактивного научно-исследовательского института Наркомтяжпрома (создан по постановлению СТО от 31 октября 1933 г. на базе ленинградской Газо-Динамической Лаборатории и московской Группы Изучения Реактивного Движения) были разработаны и включены в заказ НКО реактивные 82 мм и 132 мм снаряды.

 

Во второй пятилетке советское руководство планировало начать осуществление программы строительства Военно-Морских сил. В гражданскую войну почти полностью вышел из строя Черноморский флот. На Балтике большая часть действующих надводных и подводных кораблей, вступивших в строй накануне и в годы первой мировой войны, пришла в ветхость. Северный и Тихоокеанский флоты были представлены мелкими надводными кораблями, вовсе неспособными обеспечить защиту морских границ СССР. 11 июля 1933 г. Совет Труда и Обороны принял постановление «О программе военно-морского судостроения на 1933–1938 гг.» На выполнение программы судостроения переводились крупные машиностроительные заводы: Невский им. Ленина, Коломенский, Днепропетровский и «Красное Сормово». Изготовление паровых энергетических установок (25–50 тыс. л.с.) для боевых кораблей было поручено Харьковскому турбинному заводу; турбинных механизмов – Северной Судоверфи и Николаевскому заводу им. Марти.

 

Всего за 1928–1940 гг. было построено боевых кораблей водоизмещением 421 тыс. тонн, в том числе: 6 крейсеров, 57 эсминцев, 21 сторожевой корабль, 286 подводных лодок, 174 тральщика, 1433 торпедных катера. Рекордным для судостроительной промышленности по вводу в строй надводных и подводных кораблей стал 1936-й год. В этом году было спущено на воду 47 подводных лодок, тяжелый крейсер «Киров», лидер эсминцев «Ленинград» (головные корабли соответствующих серий, построенные в исключительно сжатые сроки).

В годы второй пятилетки продолжалось наращивание мощностей авиационной промышленности. Её развитие явилось одной из главных задач ещё 1-го пятилетнего плана (1929—32). Для развёртывания научно-исследовательских работ из ЦАГИ были выделены: отдел авиационных материалов, преобразованный затем во Всесоюзный институт авиационных материалов (ВИАМ); винтомоторный отдел (после слияния с авиационным отделом Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института стал Центральным институтом авиационной моторостроения — ЦИАМ). Наряду с крупными КБ Туполева и Поликарпова имелись небольшие КБ : К. А. Калинина, Григоровича, Путилова, А. С. Яковлева, В. Б. Шаврова, Г. М. Бериева и др. Советские лётчики на самолётах отечественных конструкций совершили перелёты, прославившие Советский Союз (В. П. Чкалов, М. М. Громов, В. К. Коккинаки, М. В. Водопьянов, В. С. Гризодубова и др.).

В 1939 ЦК ВКП(б) и правительство приняли постановление «О реконструкции существующих и строительстве новых самолётных заводов»; был организован Народный комиссариат авиационной промышленности. Конструирование самолётов поручили КБ А. А. Архангельского, С. В. Ильюшина, С. А. Лавочкина, Ар. И. Микояна, Петлякова, П. О. Сухого. В результате теоретических и экспериментальных исследований (в аэродинамических трубах и других установках) были определены более совершенные формы многих элементов самолётов, обеспечивающие малое лобовое сопротивление, хорошие пилотажные и взлётно-посадочные качества; построены истребители ЛаГГ-3, МиГ-3, Як-1, бомбардировщики Пе-2, Пе-8, Су-2, Ил-4, С Б, штурмовик Ил-2 с высокими лётно-техническими характеристиками.

В конце 30-х гг. при крупных моторных заводах были созданы КБ (ставшие позднее самостоятельными опытными организациями), которые возглавили А. А. Микулин, В. Я. Климов, С. К. Туманский, А. Д. Швецов, В. А. Добрынин и др. Эти коллективы сосредоточили усилия на разработке и доводке новых конструкций авиационных моторов, а ЦИАМ обеспечивал научно-техническая помощь в их проектировании. К началу Великой Отечественной войны 1941—45 скорость истребителей достигла 600—650 км/ч, потолок — 11—12 км; скорость бомбардировщиков 550 км/ч, дальность полёта 3—4 тыс. км, бомбовая нагрузка 4 т.

В 1937 г. в стране насчитывалось уже 57 авиационных заводов, на которых было занято 249,1 тыс. человек рабочих и служащих. Производственные площади советских авиазаводов к 1 января 1937 г. выросли до 1293 тыс. кв. метров. На них было установлено 23 тыс. металлорежущих станков (в основном советского производства).

Для обеспечения возрастающих потребностей советской авиационной промышленности в специальных конструкционных материалах из алюминия и его сплавов была создана соответствующая металлургическая база. В 1933 г. под Москвой (г.Кунцево) завершилось строительство завода № 95 по производству из алюминиевых сплавов труб, листов, прутков, профилей и штампов. В 1937 г. началось строительство аналогичного завода в г.Ступино (завод № 150). Крупнейшие в мире научно-исследовательские институты самолетостроения (ЦАГИ) и авиационного моторостроения (ЦИАМ) вышли на мировой уровень разработки конструкций самолетов самых различных типов. Превосходные для того времени летные и боевые характеристики имели: истребители И-15 и И-16, двухмоторный скоростной бомбардировщик СБ, бомбардировщик дальнего действия ТБ-7 и др.

Перед войной также велись исследования и в области ядерной физики, в т.ч. с позиции возможного использования атомной энергии в военных целях.

В 1939 и 1940 годах был проведен ряд расчетов по разветвленной цепной реакции деления урана в реакторе как регулируемой управляемой системе. Были выяснены условия возникновения ядерного взрыва, получены оценки его огромной разрушительной мощи. Сообщение на эту тему было сделано летом 1939 года на семинаре в Ленинградском физико-техническом институте. Однако начавшаяся война и эвакуация из Ленинграда Института химической физики, Физико-технического института и Радиевого института в Казань, а также необходимость подключиться данным институтам к работам, связанным с оборонной промышленностью, прервали исследования по созданию ядерного оружия.

2.2. Промышленный шпионаж и диверсии

В период 1923–1927 годы военно-промышленное производство в СССР еще не было прикрыто завесой непроницаемой тайны. Военно-промышленные тресты публиковали отчеты об итогах финансово-хозяйственной деятельности, правда, без указания количества произведенных предметов вооружения и боевой техники. В 1927–1928 годы в СССР начинает создаваться государственный оборонный комплекс (система государственных мобилизационных органов), и все сведения об оборонной промышленности (количество предприятии, их дислокация, натуральные и стоимостные показатели, годовые отчеты о производственно-финансовой деятельности) включаются в перечень сведений, содержащих государственную тайну.

Описывая оборонную промышленность в предвоенные и военные годы, нельзя не отметить попытки иностранных разведок подрывать обороноспособность СССР.

В первую очередь их интересовали характеристики наших вооружений (реактивной артиллерии, танков, самолетов) с точки зрения поражающих факторов (способности поражать вражескую технику и укрепления), и защиты (способности противостоять вражескому оружию). Огромны интерес у вражеских спецслужб вызывали образцы нашей военной техники – реактивная артиллерия («Катюши»), танки Т-34, КВ, ИС2, самолеты ЯК-9, Ил-2, боеприпасная продукция, а также передовые технологии их производства, другие показали в сфере военной промышленности.

Такой активный интерес был понятен: советские разработки того периода были самыми передовыми, представляли собой принципиально новые решения (причем в значительной степени на уровне изобретений) и реально обеспечивали, как теперь принято говорить, конкурентные преимущества советской военной техники. т.к. по объективным параметрам они заметно превосходили вражеские.

Сейчас много пишут о сталинских репрессиях, но мало упоминают о том, что действительно были и реальные шпионы (и не только немецкие и японские), и агенты, в т.ч. граждане СССР.

За советскими специалистами (учеными, инженерами, технологами) реально «охотились» представители вражеских разведок, как с позиции получения секретных научных и промышленных данных, так и с позиции их физического устранения. Поэтому в промышленности и науке имели место многочисленные акты саботажа, вредительства, диверсий, а также убийств советских инженеров и ученых. В книге «Пятнадцать бесед с генерал-лейтенантом КГБ И.С. Бельченко» (после войны начальником УКГБ (МГБ) по Ленинграду и ЛО) приводится немало данных о противодействии органов безопасности вражеской агентуре в промышленности. Органами безопасности в предвоенные и военные годы были задержаны сотни реальных иностранных агентов, организовывавших диверсии на оборонных предприятиях, занимающихся сбором сведений о советском вооружении, объемах выпускаемой продукции, сроках отправки на фронт военной техники и боеприпасов и т.п.

Тем не менее, можно отметит, что советская контрразведка достаточно успешно справлялась с защитой технических и научных сведений и не позволила врагу в достаточной степени воспользоваться передовыми разработками советских ученых и конструкторов в области военной техники и других стратегически важных направлений.

  1. 3. Война и Великая Победа

3.1 Новые задачи в экстремальных условиях

 

23 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о введении в действие утвержденный правительством 6 июня 1941 г. мобилизационный план по производству боеприпасов, в осуществлении которого, кроме 65 предприятий Наркомата боеприпасов, должны были принять участие около 600 «гражданских» заводов. Для наркоматов химической промышленности, общего машиностроения, среднего машиностроения, тяжелого машиностроения, черной и цветной металлургии введение в действие мобилизационного плана по боеприпасам явилось конкретным оперативным заданием по перестройке производства на условия военного времени.

16 августа 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) утвердили «Военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии». Он был направлен на то, чтобы в максимально сжатые сроки развернуть в восточных районах страны основную военно-промышленную базу: организовать массовое производство танков, танковой брони, самолетов, авиамоторов, стрелкового вооружения, всех видов артиллерии, минометов и боеприпасов.

Планом четвертого квартала 1941 г. намечалось финансирование работ по восстановлению 825 эвакуированных в июне-августе промышленных предприятий}.

В интересах организации единого технического руководства и оперативного маневрирования производственными мощностями во второй половине 1941 г. на базе наркоматов тяжелой промышленности, электропромышленности, общего и среднего, машиностроения и судостроительной промышленности были созданы новые военно-промышленные наркоматы: танковой промышленности и минометного вооружения.

 

Фактически в летние месяцы 1941 г. пришлось демонтировать и вывезти из расширяющегося ареала прифронтовой зоны 1360 крупных промышленных предприятий, из которых 455 разместилось на Урале, 210 – в Западной Сибири, 250 – в Казахстане и Средней Азии. Вместе с эвакуированными заводами и фабриками на Восток прибыли рабочие, инженерно-технические работники, служащие, их семьи. В 1941 г. в глубокий тыл было эвакуировано более 10 млн. человек.

 

Одним из наиболее сложных и ответственных направлений организации военно-промышленного производства с первых месяцев войны явилось налаживание системы производственных связей: между предприятиями данного наркомата, между предприятиями разных наркоматов при комплектации «готового изделия», между предприятиями разной ведомственной принадлежности в пределах данного экономического района, области или края.

Среди эвакуируемых заводов было немало предприятий-монополистов в том или ином виде промышленной продукции, например, московский завод № 203 Наркомата электропромышленности являлся единственным предприятием СССР по производству танковых и самолетных радиостанций. В октябре 1941 г. завод был полностью демонтирован и эвакуирован в г.Сарапул, где в течение нескольких месяцев восстанавливал довоенные мощности (400 радиостанций в месяц). Таким образом, в период восстановления завода № 203 наркоматы авиационной и танковой промышленности испытывали большие затруднения при укомплектовании боевой техники аппаратурой связи.

Важнейшую роль в создании системы производственной кооперации предприятий наркоматов «военной» и «гражданской» промышленности сыграл сформированный 30 июня 1941 г. Государственный Комитет Обороны СССР, который конкретными решениями обязывал наркоматы и ведомства какую продукцию, в каких количествах и в какой связи (с другими наркоматами) производить, в какие сроки (по графику) и по какому адресу поставлять потребителю.

8 декабря 1942 г. при Государственном Комитете Обороны создается Оперативное Бюро в составе: В.М.Молотов, Л.П.Берия, Г.М.Маленков и А.И.Микоян, – для контроля и наблюдения за работой наркоматов военной промышленности, разработки и внесения на рассмотрение Председателя ГКО проектов решений по отдельным вопросам развития промышленности и транспорта.

На основе заявок НКО, НКВМФ, НКВД и НКГБ Оперативное Бюро ГКО составляло, при участии отделов Госплана СССР, месячные и квартальные планы производства «военной» и «гражданской» промышленной продукции и материально-технического снабжения важнейших отраслей народного хозяйства.

18 мая 1944 г. Оперативное Бюро было утверждено в новом составе: Л.П.Берия (председатель), Г.М.Маленков, А.И.Микоян, Н.А.Вознесенский и К.Е.Ворошилов.

Во второй половине 1941 г. советская металлургическая промышленность лишилась 124 коксовых батарей, 61 доменных печей, 204 мартеновских печей, 16 конвертеров, 14 трубопрокатных станов, 150 прокатных станов. В декабре 1941 г. были намечены к восстановлению 15 мартеновских печей, 5 доменных печей, 7 коксовых батарей. Из данного перечня в декабре месяце 1941 г. удалось ввести только 2 прокатных стана на Ново-Тагильском и Магнитогорском металлургических заводах.

 

К весне 1942 г. перебазирование промышленности в восточные районы страны было в основном завершено. Свыше 1300 предприятий «гражданского» и «военного» машиностроения, черной и цветной – металлургии, химической и нефтеперерабатывающей промышленности вступили в строй и стали из месяца в месяц наращивать объемы производства. Таким образом, был обеспечен дополнительный прирост 2,7 млн. кв. км производственных площадей, на которых было установлено свыше 300 тыс. единиц производственного оборудования, в том числе 105 тыс. шт. металлорежущих станков.

 

Военно-стратегическое и оборонно-промышленное значение эвакуации промышленных предприятий на Восток чрезвычайно велико. Эвакуированные заводы наркоматов оборонной промышленности уже в 1-м полугодии 1942 г. обеспечили выпуск более половины валовой продукции авиационной и танковой промышленности, не менее одной трети производства валовой продукции промышленности вооружений

3.2 Достигнутые результаты и вклад в Победу

К 1943 г. советская военно-промышленная база была уже полностью развернута. В этом – огромная заслуга директоров и технологов предприятий наркоматов оборонной промышленности, сумевших в сжатые сроки организовать по единому техническому плану поточное производство основных предметов вооружения и боевой техники, внедрить в производственный процесс передовые технологии. Таким образом, преодолевались главные пороки предвоенной мобилизационной подготовки производственной базы страны к возможностям интенсивного воспроизводства военно-промышленнй продукции.

Резко ограничившиеся в результате потери огромных территорий, производственного потенциала, материальных и людских ресурсов источники экстенсивного экономического роста, неизбежно, пришлось восполнять путем широкого применения передовых технологий.

 

Реактивная самоходная установкаВ обзоре Госплана СССР «О перестройке и развитии народного хозяйства СССР в период Великой Отечественной войны» отмечались следующие технические достижения советской военной промышленности:

«Значительно было развито центробежное литье, в том числе таких крупных изделий, как стволы орудий. Массовое применение получило также литье в постоянные металлические формы (в кокили), особенно в производстве боеприпасов. Широко были применены штампо-сварные конструкции взамен литых. Свободная ковка на большом числе предприятий была заменена штамповкой. Все эти процессы обеспечили значительную экономию металла и резко сократили размеры механической обработки. В больших масштабах была внедрена высокопроизводительная автоматическая электросварка по методу академика Патона. Производительность станочного парка была повышена путем оснащения его специальными приспособлениями и многолезвийным инструментом. Более широко стали применяться такие передовые процессы, как протяжка, раскатка роликов, а также процессы чистовой обработки – хонингование, супер-финиш»

 

Непрерывному повышению производительности труда и наращиванию объемов производства немало способствовала напряженная работа конструкторских организаций по унификации и стандартизации деталей, узлов и агрегатов предметов вооружения и боевой техники.

В выполнении заказов НКО и НКВМФ в части «военной» продукции принимали участие наркоматы станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, химической и резиновой промышленности и т.д., однако, в целом, процесс производства здесь не менялся; менялось направление сбыта продукции, ее количество и качество.

Военно-промышленный комплекс СССР периода Великой Отечественной войны состоял из 5-ти относительно самостоятельных и в то же время взаимно-обусловленных производственно-технологических комплексов, входивших в систему военно-промышленных наркоматов. Это – авиационная промышленность, промышленность вооружений, бронетанковая промышленность, судостроительная промышленность и промышленность боеприпасов.

Для решений научно-технических проблем, возникших в связи с войной и требовавших комплексного подхода, были созданы различные научно-комплексные комиссии. Их деятельность способствовала созданию на Востоке новых филиалов АН СССР, академий наук союзных республик. В годы войны присуждено около 950 Государственных премий. Среди лауреатов в области науки - ученые П.С. Александров, С.И. Вавилов, А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица, Л.Д. Ландау (физико-математические науки), М.В. Келдыш, С.А. Христианович, В.П. Вологдин (технические науки), А.Н. Несмеянов, Н.Д. Зелинский (химические). В.И. Вернадский, А.Е. Ферсман (геолого-географические). Среди директоров заводов, конструкторов, инженерно-технических работников - В.Г. Грабин, В.А. Дегтярев, С.А. Лавочкин, А.С. Елян, А.А. Микулин, А.С. Яковлев и др.

На благо советской науки и во имя Великой Победы активно трудились в годы войны тысячи высококлассных, конструкторов, инженеров, технологов, возглавляемые выдающимися учеными.

К примеру:

Академик А.П. Александров в 1937 году возглавил работы по размагничиванию кораблей для их противоминной защиты, в 1941-1943 гг. продолжал эти работы в Ленинграде, Севастополе, Сталинграде, Заполярье.Государственная премия СССР (1942).

Академик В.П. Бармин с 1941 года главный конструктор московского завода "Компрессор", где под его руководством созданы серийные образцы пусковых установок БМ-13 ("Катюша"), БМ-83В, БМ-13Н, БМ-8-24, БМ-8-48, которые широко использовались на всех фронтах. Разработаны 78 типов пусковых установок, 36 из них принято на вооружение. Советская промышленность в июле 1941 - декабре 1944 годов изготовила свыше 10 тысяч пусковых установок и свыше 12 миллионов реактивных снарядов к ним. Государственная премия СССР (1943).

Академик А.А. Байков. Вице-президент АН СССР с 1942 г. В годы войны член Комиссии по руководству строительством оборонительных сооружений. Руководил в ЛГУ работами важного оборонного значения (созданы зажигательные смеси для борьбы с танками, разработаны оптимальные способы зажигания этих смесей, найдены эффективные противопожарные средства и способы гашения зажигательных бомб). Государственная премия СССР (1943). Герой Социалистического Труда (1945).

Академик Н.Д. Зелинский провел исследования, позволившие наладить производство дефицитного толуола - исходного продукта для синтеза взрывчатых веществ. Государственная премия СССР (1942, 1946). Герой Социалистического Труда (1945).

Академик Я.Б. Зельдович в годы войны работал над созданием противотанковых гранат, развил теорию горения пороха в реактивных снарядах, что сыграло важную роль в создании "Катюш". Государственная премия СССР (1943).

Академик АН Армянской ССР А.Г. Иосифьян изобрел бесконтактный сельсин, нашедший широкое применение в прожекторно-звуковых локаторах для пеленгации движения самолетов, в системах синхронного поворота артиллерийских установок. Под его руководством были разработаны сухопутные электроторпеды (применены в боях за Керчь, 1944), переносная радиостанция с частотной модуляцией, исключающей радиоперехват, независимые источники радиопитания для партизан.

Академик М.В. Келдыш во время войны разработал математическую теорию флаттера - особого рода вибраций, приводящих при больших скоростях к внезапному разрушению самолетов. Эта работа своевременно обеспечила надежную защиту от появления вибраций скоростных самолетов Советской Армии. Государственная премия СССР (1942, 1946).

Академик И.К. Кикоин в годы войны занимался разработкой новых типов противотранспортных мин. С 1943 г. в Институте атомной энергии возглавил одно из направлений атомных исследований. Государственная премия СССР (1942).

Академик В.М. Кузнецов в годы войны разработал систему стабилизации орудий при стрельбе во время качки (применена на крейсерах), систему автоматического управления наводкой пушек корабельной артиллерией. Государственная премия СССР (1943, 1946).

Академик М.А. Леонтович. Оборонное значение имели работы по теории распространения радиоволн и тонких проволочных антенн. Благодаря собственным работам, а также учеников и сотрудников по теоретическим основам радиолокации, выполненным во время войны, советская наука в этой области заняла ведущее место в мире.

В годы войны были возобновлены работы и по созданию ядерного оружия. Началу практических работ по ядерному оружию способствовали достаточно неожиданные обстоятельства. Молодой немецкий физик-теоретик Клаус Фукс был коммунистом. В начале 30-х годов он выехал из Германии, так как при развивающемся фашизме ему грозила опасность. В 1934 году поселился в Англии и через несколько лет принял английское подданство. В 1941 году Фукса пригласил в свою группу другой немецкий эмигрант физик Р.Пайерлс. Его группа работала над вопросами, связанными с созданием ядерного оружия. Вскоре Фукс узнал, что работа ведется в секрете от СССР, союзника по войне. Он считал это недопустимым и сообщил известную ему информацию представителям наркомата обороны в советском посольстве в Лондоне. В дальнейшем резидентами советской разведки была установлена связь с Фуксом и систематическая передача информации в Москву.

Научно-технический центр по созданию ядерного оружия в СССР был организован правительством в 1943 году. Руководителем центра по рекомендации академика А.Иоффе был назначен И.В. Курчатов.

Системное взаимодействие промышленности и науки, умелая организация. Процессов управления производством, помноженные на патриотизм советского народа, позволили успешно справляться с задачами технического обеспечения фронта и тыла.

В результате, за годы войны было освоено и пущено в серийное производство (включая модернизацию) 25 новых типов самолетов. В последние 3 года Великой Отечественной войны советская авиационная промышленность давала фронту в среднем по 40 тыс. самолетов в год. Если с самого начала войны советская авиация в целом не уступала немецкой по своим тактико-техническим данным, то в ходе войны достигла значительного количественного перевеса, завоевав тем самым полное господство в воздухе. Из 80 тыс. самолетов, которые немцы построили за последние 3 года войны, 75 тыс. было истреблено на советско-германском фронте.

С 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года СССР произвел 6 500 000 пистолетов-пулеметов и 12 500 000 винтовок и карабинов. (За это же время фашистская Германия произвела 1 200 000 пистолетов-пулеметов и 7 000 000 винтовок и карабинов). За годы войны советская промышленность произвела, танков - 102 500, артиллерийских орудий, включая реактивные установки и минометы - 550 000.

Что касается ВМФ, то за годы войны только ленинградские судостроители передали ВМФ 814 единиц различных кораблей и плавсредств. Было достроено 7 ПЛ, 6 эсминцев и сторожевиков, 4 эскадренных и базовых тральщика, свыше 250 боевых катеров, 50 малых тральщиков, 20 морских бронекатеров, 14 сухогрузных барж, 115 самоходных тендеров для Дороги жизни. Это не считая ремонта и довооружения линкоров «Марат» и «Октябрьская революция», крейсеров «Максим Горький» и «Киров», многих эсминцев, тральщиков и много другого. Кроме того, работали судостроительные заводы Севастополя, Сормово, Северодвинска, на Дальнем Востоке и заводы речного судостроения.

К началу 1945 года Советские Вооруженные Силы насчитывали около 11 млн. человек, 245 тысяч артиллерийских орудий и минометов, 5900 боевых машин реактивной артиллерии, 35,5 тыс. танков и САУ, 43,3 тыс. боевых самолетов.

Советское и партийное руководство страны смогло мобилизовать все государственные, хозяйственные и общественные организации на создание слаженного военного хозяйства, способного обеспечить фронт всем необходимым для победы. Лозунг партии "Всё для фронта, всё для победы!" стал определяющим в жизни тыла страны. В годы войны советский народ испытывал огромные материальные лишения, но он твёрдо верил в свою страну и героически сражался и трудился на благо Родины. Это единение народа явилось той силой, которая помогла преодолеть все трудности и добиться победы над германским фашизмом. Поэтому, не смотря на то, что техническое обеспечение вражеской армии осуществлялась не только промышленностью самой Германии но и её союзников, а также заводами и фабриками оккупированных стран Европы, советская индустрия сумела превзойти их потенциал по всем показателям.

Производство важнейших видов вооружения и техники в СССР и Германии (последняя с сателлитами и оккупированными странами)

 

 

Наименование

военной техники

 

В СССР

в Германии (с союзниками и оккупированными стр-ми).

с 1 июля 1941 по 1 июля 1945

1941—44 г.г

Миномёты, тыс. шт.

Орудия, тыс. шт.

Танки и САУ, шт.

Боевые самолёты шт.

Пистолеты-пулеметы

Винтовки и карабины

347,9

188,1

95099

108028

6 500 000

12 500 000

68

102,1

53800

78900

1 200 000

7 000 000

Таким образом, благодаря системной продуманной и умело проводимой идеологической и организационной работе среди советского народа в предвоенные годы и в период Великой отечественной войны в стране был создан мощнейший нравственный, научно-технический и промышленный потенциал, который позволил Советскому Союзу уже к середине войны выйти на пик промышленного производства и вооружить Советскую Армию всем необходимым для победоносного завершения войны.

Авторская группа:

А.В. Гуров – Руководитель Представительства ГК «Ростехнологии» и ООО «СоюзМаш России» в Санкт-Петербурге (рук. Авт. Группы)

И.А. Насиковский – Председатель КС НП ЭНТС

К.Н. Ковальчук - рук. Аналитической службы НП ЭНТС

Главный военный консультант – генерал-лейтенант О.Л. Артемьев (Главный специалист Представительства ГК «Ростехнологии» в СПБ.)

Редактор – А.Ю. Пылаев – кап. 2-го ранга, редактор журнала «Оборонный заказ»

Материал подготовлен с использованием аналитических исследований НП «Экспертный научно-технический Союз».


 
Разработка сайтов